Алексей Хомич | «Не ошибается лишь тот, кто не играет»

В 1930-х годах волейбол быстро становился для москвичей народной игрой, составляя реальную конкуренцию футболу. Общесоюзные регулярные чемпионаты по волейболу начали проводить на три года раньше футбольных. Волейбольное противостояние Москвы и Ленинграда, сначала как сборных городов, а потом двух клубов «Спартак», превратилось в символ предвоенной эпохи. Кумирами московской молодёжи были Анатолий Чинилин, Алексей Якушев и Владимир Щагин. А центром притяжения волейболистов в столице стал открывшийся в 1928 году Парк Культуры и Отдыха, который вскоре получит прибавку к названию «имени Максима Горького».


На фото: Футболисты. Таганский парк. 1930-ые гг.

Возможно, Алексей с друзьями периодически отправлялись в Парк Горького, но острой необходимости у них не было, ведь недалеко от дома в рамках общегородской программы создания парков культуры и отдыха в 1934 году открылся Таганский парк. Там были созданы все условия для городского досуга: площадки для различных спортивных игр (от городков и крокета до волейбола и футбола), театр, читальня, лекторий и многое другое. Кроме того, в Таганском парке постоянно тренировались волейбольные команды спортивного общества «Рот-Фронт», что было особенно привлекательно для начинающих спортсменов. Во второй половине 1930-х мужской и женский коллективы этого общества признавались одними из сильнейших в советском спорте.  

На фото: Хомич в составе детской сборной Пролетарского района Москвы, 1935 г.

Именно здесь, в Таганском парке культуры и отдыха летом 1935 года началась футбольная карьера Алексея Хомича. Школьная волейбольная команда, за которую выступал Хомич, стала сильнейшей в Таганском районе, а сам игрок вместе с товарищем по команде Василием Никулиным были включены в сборную Таганского района для участия в первенстве Москвы среди школьников младшего возраста (15-16 лет). Хомич с соратником отправлялись в душ после победного волейбольного матча, когда к ним подбежал капитан местной футбольной команды Ян Гродницкий. У них начинался матч с командой завода «Серп и Молот», а ни одного вратаря не явилось. Хомичу предложили закрыть вратарскую позицию.

Футбольный матч в Таганском парке. Ок. 1934-1937 гг.

После недолгих уговоров Алексей согласился и уже через несколько минут защищал честь команды Таганки в матче с грозным соперником. Капитаном и лидером атак коллектива завода «Серп и Молот» был юный и уже известный в молодёжной среде ровесник Хомича Костя Бесков. В дебютном матче Алексей смог обезвредить все голевые попытки атакующих игроков соперника, в том числе пару раз отбить сильные удары самого Бескова. Казалось, что победа уже в руках таганской команды, которая вышла вперёд ещё в первой половине. Но за несколько минут до конца матча ворота Хомича всё же распечатали. И сделал это он сам. Во втором тайме Хомич уже играл против солнца. Поймав мяч в своей штрафной площади после углового соперника, Алексей неожиданно обронил кепку. Обернувшись назад, сделал несколько шагов и поднял её, уже находясь за линией ворот. Тут неожиданно для него прозвучал свисток, и судья указал на центр поля. Матч закончился вничью. Хомич, естественно, был разочарован своей игрой, но капитан Гродницкий поддержал вратаря и пригласил его в их уличную команду. Мать Хомича, несмотря на своё неприятие этого вида спорта, всё же сняла запрет и позволила Алексею заниматься любимым делом. Вскоре Хомич оказался во второй команде Таганского района, а во время отсутствия основного голкипера выступал и в первой сборной, капитаном и лучшим нападающим которой был уже хорошо знакомый Алексею Константин Бесков. В 1936 году сборная Таганского района неожиданно для многих победила в чемпионате среди московских парков.

После финального матча в раздевалку победителей заглянул прославленный в прошлом нападающий Фёдор Николаевич Поляков, работавший теперь председателем футбольной команды мясокомбината. Заводской коллектив «Боец» выступал тогда в классе «Б» чемпионата страны. Фёдор Поляков сообщил юному голкиперу, что при заводе создаётся юношеская команда, куда и приглашают начинающего вратаря. Единственным препятствием на пути к новому шагу в футбольной карьере оставалось согласие матери, принципиальной противницы народной игры. Даже через много лет, когда имя Хомича стало известно всей стране, мать продолжала воспринимать футбол как простое мальчишеское увлечение. В тот день, когда Поляков пригласил его в команду, Алексей Хомич после продолжительной беседы с матерью смог заполучить её позволение, но только при условии ответственного отношения к учёбе.

Футбольный клуб мясокомбината имел многолетнюю историю. Ещё в дореволюционный период недалеко от будущего завода выступала знаменитая команда «Рогожского кружка спорта». А непосредственно предшественником «Бойца» был БУКС (Боеновский Участковый Клуб Спорта), открытый одновременно с «Динамо» в 1923 году. Позже он стал частью «Боеновского Клуба имени Прямикова», игравшего в 1920-х годах на стадионе в Михайловском (Сибирском) проезде. С 1925 года клуб отказался от использования фамилии Прямикова и стал называться Клуб имени Профинтерна Городских Боен, расположившись за Абельмановской заставой. Рядом в 1936 году спортсмены, работавшие в мясохолодильной промышленности, образовали ДСО «Боец».

Уже на первой тренировке в команде мясокомбината юному Алексею Хомичу предстояло пройти суровый футбольный экзамен. В роли экзаменаторов выступили игроки взрослой команды, так как детский коллектив к этому моменту уже закончил тренировку. Началось всё с изнурительной беговой части, оказавшейся особенно тяжёлой для Хомича, которому выдали бутсы на пять размеров больше необходимого. Потом последовали удары по воротам. Первым экзаменовал Хомича Виктор Талалихин, молодой футболист «Бойца» и начинающий лётчик. Через несколько лет он получит звезду Героя Советского Союза за один из первых в истории ночных таранов в августе 1941-го. Потом к мячу по очереди подходили Михаил Гарников, Михаил Устинов и другие футболисты. Со стороны за всем этим процессом наблюдал основной голкипер команды Владимир Никаноров. Он был всего на три года старше Хомича, но уже получил признание в футбольной среде. После тренировки именно ему предстояло разобрать игру новичка команды. Хомич уже смирился с мыслью, что ему придётся закончить свою так и не начавшуюся карьеру в составе «Бойца», но будущий голкипер ЦДКА и сборной СССР Никаноров сумел разглядеть высокий потенциал новичка, передав ему свои вратарские перчатки. Уже после окончания войны в 1945 году Хомич и Никаноров вспомнят про эти перчатки… во время матча чемпионата страны между ЦДКА и «Динамо».

С этого дня между Хомичем и Никаноровым завязалась тесная дружба. В годы войны оба будут находиться в Москве и выступать за свои команды на первенство города. А в первую послевоенную пятилетку соперничество двух ведомственных клубов, за которые к тому моменту выступали уже бывшие голкиперы мясокомбината, станет культовым для всего советского спорта. После первого дерби 22 июля 1945 года у Хомича с Никаноровым сложилась традиция не только дружески подначивать перед матчем, но и поздравлять друг друга с победами.

Так, в памяти Алексея Петровича сохранился эпизод из печального сезона 1948 года. Перед последним туром «Динамо» лидировало, опережая «армейцев» всего на одно очко. Решить судьбу золотых медалей им предстояло в очном поединке. Бело-голубых устраивала даже ничья. Но Всеволод Бобров уже на третьей минуте открыл счёт. Об этой игре написано много статей и уделено много места в воспоминаниях свидетелей матча. Можно адресовать читателя хотя бы к книге Льва Филатова «Наедине с футболом». Напомним лишь, что матч в драматичной концовке завершился победой армейцев, завоевавших, таким образом, первенство Союза. Но нам интересно то, что произошло после встречи. Несмотря на досаду и разочарование своей игрой, Хомич всё равно исполнил свой с Никаноровым обычай. После матча Алексей Петрович дождался своего визави у раздевалки, обнялся, расцеловал и шутливо сказал, что из-за отличной игры армейского голкипера «плакала» шуба для жены Валентины. Как раз недавно Алексей Хомич женился и хотел порадовать супругу дорогим подарком, который планировал приобрести на обещанную руководством премию по случаю чемпионства – 16 тысяч рублей.

К сожалению, ни один из друзей не мог и предполагать, что и уйдут они из этого мира вместе: Владимир Никаноров скончался 20 мая 1980 года. Через десять дней не станет и Алексея Петровича. 

Но вернёмся к началу их карьеры. До войны Алексей Хомич успеет несколько сезонов отыграть за команды «Бойца» и «Пищевика», познакомиться со многими выдающимися мастерами и даже попасть на карандаш начинающему тренеру Льву Корчебокову. Обо всём этом речь пойдёт впереди.

«Не ошибается лишь тот, кто не играет»

Во второй половине 1930-х футбол приобрёл невероятную популярность в Советском Союзе. На внутренней арене это проявлялось в непримиримом соперничестве двух московских команд – «Динамо» и «Спартака». 1936 год начался для них поездкой в Париж, где игрокам двух столичных обществ предстояло сразиться с грозным «Расингом» и другими французскими клубами. Продолжилось извечное противостояние уже в первом чемпионате СССР, стартовавшем в мае. Победителем однокругового турнира стало московское «Динамо». В том же году был сыгран легендарный матч на Красной площади, а уже через год в Москву пожаловала гремевшая на всю Европу команда Басконии. Первый матч баскам предстояло провести 24 июня. Ажиотаж вокруг этой товарищеской встречи был огромен. По свидетельству прессы накануне поступило более одного миллиона заявок на билеты. Но стадион «Динамо», разумеется, не мог вместить всех желающих.

На фото: Московское «Динамо» против сборной Басконии, 1937 год

В этот день юный Алёша Хомич договорился с товарищами с самого утра отправиться на стадион. Однако на встречу с друзьями он опоздал. Пришлось добираться до арены самостоятельно. По приезду на стадион «Динамо» Хомич увидел пустые кассы и трибуны. Не было никакого намёка на предстоящий в ближайшие минуты матч между сборной Басконии и московским «Локомотивом». Только вечером, когда все уже вернулись домой, выяснилось, что Алёша перепутал место встречи и прибыл не на стадион «Динамо» в Петровском парке, а на стадион завода «Динамо», который находился недалеко от современного ТРЦ «Ривьера».

Но жизнь Алексея Хомича не ограничилась только футболом. Ведь одним из условий согласия матери было продолжение учёбы. Семь классов, ставшие обязательными в рамках проводимой в стране программы всеобщего образования, остались позади. С восьмого класса обучение становилось платным, что было не по карману семье Хомича. Было решено продолжить образование в школе фабрично-заводского ученичества при Автозаводе имени Сталина. Алексей Хомич выбрал специальность токаря. Символично, что ученик и преемник Хомича в московском «Динамо» Лев Иванович Яшин также в годы войны работал токарем, получив награду за доблестный труд. Через два года, имея на руках диплом токаря четвёртого разряда, Хомич устроился в отдел пневматики инструментального цеха Автозавода имени Сталина.

На фото: Юношеская команда Мясокомбината имени А. И. Микояна, 1936 г.

Цеховую работу Алексей Хомич совмещал со спортивными увлечениями. Он не только выступал в составе цеховой команды по футболу, но и успевал посещать тренировки и матчи родного мясокомбината. Представители команды мастеров автозаводцев «Торпедо» уже тогда приглашали его вступить в общество, но молодой токарь отказывался, оставаясь верным своему «Бойцу».

К этому моменту Владимир Никаноров уже выступал за «Пищевик», участвовавший в 1938 году в советском чемпионате класса «А». Хомич продолжал играть за команду мясокомбината, но периодически привлекался и к тренировкам «Пищевика» (в 1939 году «Боец» окончательно вольётся в общество «Пищевик»). Главным тренером «Пищевика» был Николай Николаевич Никитин, выступавший в дореволюционный период и в первые годы советской власти за легендарный «Замоскворецкий клуб спорта», сборную Москвы и даже призывавшийся в сборную Российской империи. В составе ЗКС Никитин шесть раз становился чемпионом Москвы. В последние годы он выступал за «Яхт-клуб Райкомвода», где его партнёрами были будущие динамовцы Виктор Дубинин, Фёдор Селин и первый вратарь сборной СССР Николай Соколов. К концу 1930-х годов за плечами Николая Николаевича накопился десятилетний тренерский опыт, в том числе в качестве главного тренера московского «Торпедо». «Обаятельный человек, большой спортсмен. Он был не только хорошим тренером, но и замечательным педагогом, умевшим вселять уверенность, спокойствие, желание совершенствоваться», - по прошествии сорока лет вспоминал Алексей Хомич.

Шарж на Н. Н. Никитина (Журнал «К Спорту». 1913. №38)

В это время в «Пищевике» завершал свою карьеру другой прославленный игрок – Иван Рыжов. Он был на 13 лет старше Алексея, имел за плечами опыт выступления в течение десяти сезонов за команды мастеров ЦДКА и московского «Спартака». Был у него и опыт международных встреч: в 1935 году Рыжов дважды принял участие в товарищеских матчах сборной страны против команды Турции.

На фото: Сборная СССР выходит на матч против сборной Турции. Второй справа – Иван Рыжов

Работавший с Рыжовым в «Спартаке» Николай Петрович Старостин вспоминал: «Иван Рыжов был из другого теста. Высокий (180 см) и сильный, он много и упорно работал над собой, постепенно вырастая в спокойного, очень прыгучего и техничного хозяина футбольных ворот. Простой, скромный и отзывчивый, он пользовался особой любовью и в нашей команде, куда он пришёл в расцвете сил в 1930 году, и в сборной столицы. В течение пяти-шести лет Иван Рыжов выступал надёжно и ровно, во многих международных встречах демонстрировал изысканную школу советских вратарей».

В 1938 году он отыграл свой последний сезон в карьере за «Пищевик», перейдя на тренерскую должность. Именно его профессиональный опыт помог Хомичу из игрока дворового футбола быстро достичь уровня команды мастеров.

Уже тогда Алексей Хомич принял окончательное решение связать свою жизнь с футболом. В 1940-м году Владимир Никаноров перешёл в ЦДКА, а на его место из клубной команды мясокомбината был приглашён Хомич. На момент прихода Алексея Петровича «Пищевик» выступал в классе «Б» союзного чемпионата.

На фото: Александр Севидов уже в бытность тренером

Основным голкипером команды «Пищевик» считался 29-летний Николай Назаретов, ранее выступавший за московские «Серп и Молот», ЦДКА, «Буревестник», «Крылья Советов» и «Металлург». Он успел отыграть несколько сезонов в классе «А» союзного чемпионата. Казалось, что Хомичу придётся долго ждать своего шанса. Чемпионат 1940 года начинался для «Пищевика» в мае матчами в Ереване, Баку и Харькове. Для 20-летнего Алексея Хомича это была первая поездка за пределы Подмосковья. Никитин заранее предупредил молодого вратаря, что ему предстоит сыграть во втором матче в Баку. В первой игре против ереванского «Спартака» игроки «Пищевика» праздновали уверенную победу со счётом 4:1. Один из голов забил молодой нападающий Александр Севидов. Несмотря на то, что он был на год младше Хомича, за его плечами уже был один полноценный сезон в классе «Б» за команду казанского «Динамо». Завершив его с восемью забитыми мячами, он вернулся в родную Москву и выступал теперь за «Пищевик». Рослый и скоростной центрфорвард подавал большие надежды. Неслучайно, в 1945 году его пригласил в ЦДКА Борис Аркадьев для участия в поездке в Югославию. Но уже в следующем сезоне Севидов получил тяжёлую травму ноги и закончил игровую карьеру в 25-летнем возрасте. Впоследствии Александр Александрович станет знаменитым тренером и приведёт московское «Динамо» к их последнему на данный момент золоту советских чемпионатов.

На фото: Стадион «Динамо». Баку. 1939 год

Вернёмся, однако же, в 1940 год: Алексей Хомич внимательно следил за игрой своего старшего товарища Николая Назаретова. Но ещё больше он был поглощён новыми ощущениями – ему впервые предстояло играть на столь крупном стадионе при многотысячной толпе зрителей. Позже сам Хомич признавался, что тогда психологически «поплыл». Выйдя 7 мая на поле бакинского стадиона «Динамо», Хомич чувствовал нетипичное для себя волнительное состояние. «На разминку вышел, как будто никогда не играл в футбол – всё передо мною было в тумане. Часто дышал, пот лил градом», - вспоминал впоследствии вратарь. Стартовал матч против местной команды «Строитель Юга», носившей до 1940 года название «Темп».

На фото: Бакинский «Темп» в 1938 году: слева направо — Макогонов (вратарь), Беляев, Ханаферов, Микаэлян, Кузнецов, Агаев, Коротков (капитан), Степанов, Нифонтов, Петросян, Маркаров, Шикин, Орлов; внизу — Амирджанов, Агаджанов, Иконников (вратарь). Девять игроков из этого состава сыграют в мае 1940 года в дебютном матче Алексея Хомича.

Не прошло и пятнадцати минут, как Хомич услышал те самые слова капитана команды Петра Крючкова: «Не ошибается лишь тот, кто не играет». Что же произошло? После очередной атаки бакинцев Хомич, уверенно поймав мяч, хотел как можно быстрее начать атаку своей команды. Но в момент удара он внезапно выпускает снаряд из рук, который ветром относит немного в сторону. В итоге удар Хомича стал обрезом прямо в ноги форварда соперника, который бил уже по пустым воротам. «Оглядываюсь и вижу мяч в сетке ворот», - вспоминал Хомич. – «От досады чуть не плачу, боюсь на товарищей по команде поднять глаза, жду обидных реплик и гневных слов». Но капитан команды нашёл самые нужные в этот момент слова. «Не передать, какой радостной музыкой прозвучали эти слова для меня. Запомнил их на всю жизнь», - рассказывал впоследствии Алексей Петрович.

Дебютный матч закончился со счётом 3:1 в пользу бакинцев. Но тренер Иван Авксентьевич Рыжов и руководитель команды Николай Николаевич Никитин остались довольны первым матчем Хомича. Они стали понемногу наигрывать молодого вратаря. Следующие пять матчей он вновь наблюдал со скамейки запасных, а в игре с ленинградским «Авангардом» уже вышел в старте. Но и на этот раз ему пришлось трижды вынимать мяч из сетки собственных ворот. Надо отдать должное, защита «пищевиков» играла в начале сезона крайне нестабильно. В предыдущих пяти встречах Назаретов пропустил 11 мячей, а команда четырежды проиграла. В своём третьем матче против киевского «Локомотива» Хомич впервые в играх за команды мастеров сохранил свои ворота на замке. А через несколько дней состоялся матч в Минске против местного «Динамо», ставший самым важным в довоенной карьере Хомича.

На фото: Минский стадион «Динамо»

Уже тогда в составе минчан выступали будущие звёзды послевоенного футбола – Леонид Соловьёв, Александр Малявкин, Василий Панфилов. Лидером атак и капитаном был экс-игрок московского «Динамо» Иван Щербаков. Именно он подошёл к точке на 26-й минуте, когда капитан команды «пищевиков» Пётр Крючков свалил в своей штрафной правого крайнего форварда соперника Василия Панфилова. К этому моменту москвичи были впереди с минимальным счётом после гола Александра Севидова. «Щербаков посмотрел на нашего вратаря и с короткого разбега резко пробил в левый крайний угол ворот, - вспоминал по прошествии нескольких десятков лет игрок «Пищевика» Владимир Порфирьевич Юрзинов, отец будущего игрока и тренера хоккейного «Динамо». – Хомич, распластавшись в красивом броске, кулаком сумел дотянуться до мяча и отбить за линию ворот». Москвичи, воодушевлённые уверенной игрой своего вратаря, забили ещё трижды. После игры в раздевалку «Пищевика» зашёл тренер минчан Лев Николаевич Корчебоков, прославленный в прошлом защитник московского «Динамо» и сборной Москвы. Он прилюдно поздравил Алексея Хомича с хорошей игрой. Эта встреча оказалась для молодого вратаря судьбоносной. Именно Корчебоков пригласит Хомича четыре года спустя в команду мастеров московского «Динамо», которую он тогда уже тренировал.

О недолгом этапе своей карьеры в «Пищевике» Алексей Петрович сохранит до конца жизни тёплые воспоминания. К моменту окончания карьеры у Хомича накопилось множество наград и подарков, полученных на футбольном поле. Была и целая коллекция медалей разного достоинства за призовые места в чемпионате СССР. Но диплом Всесоюзного совета общества «Пищевик», полученный в 1940 году за победу в первенстве общества, был особенно памятен для голкипера и занимал достойное место среди остальных наград.

Продолжение следует...

Источник: Артём Медведев

Динамо-ТВ
Созвездие Динамо
ВТБ
Интернет-магазин 2
  • ВТБ
  • Chevrolet
  • ВТБ2