Кирилл Новиков: Селекция «Динамо», Филипп, советы отца

Главный тренер бело-голубых в беседе с корреспондентом «СЭ» не только ответил на самые актуальные вопросы, но и подробно рассказал о своей карьере.

Кирилл Новиков несколько раз просил перенести разговор. Его можно понять: занимается первой и молодёжной командами, огромная ответственность, ворох проблем. И вот мы встречаемся в центре Москвы в первый за полтора месяца выходной день 38-летнего специалиста.

— Ваш отец — рекордсмен бело-голубых по количеству матчей. О другой школе для вас, наверное, и речи не шло?
— Нет. «Динамо» для нашей семьи — родной дом. Отец с 6-7 лет в клубе и никуда в другое место меня отдать не мог. Так что вся жизнь проходит здесь, чему очень рад.

— Помню, как вы ещё совсем юным активно руководили партнёрами в матчах за дубль. Оглядываясь назад, это был почерк будущего тренера?
— Думаю, да. По поведению футболиста на поле, в быту, по его харизме вполне можно судить, есть ли у него перспективы стать тренером. Вряд ли я всерьёз думал об этом в 17-18 лет, но, видя пример отца перед глазами, наверняка предполагал такое развитие событий.

— Вы играли при Валерии Газзаеве, Викторе Прокопенко, Александре Новикове. У кого почерпнули больше всего?
— Номер один для меня — отец. Без вариантов. Человек с большим опытом, который в любой ситуации может дать совет. Но и Валерий Георгиевич с Виктором Евгеньевичем оказали большое влияние. Газзаев, помимо глубоких футбольных знаний, великолепный мотиватор. Хорошо запомнилось, как он выстраивал отношения в коллективе, как вёл себя в определённых моментах. Какие-то вещи использую в своей практике. Коллектив у нас сложился прекрасный, команда с главным тренером была единым целым. Валерий Георгиевич обладал непререкаемым авторитетом, всё делал для футболистов, но потом и спрашивал с них по полной программе. Такая модель поведения мне представляется оптимальной.

Что касается Прокопенко, то соглашусь со многими положительными отзывами людей, которые у него играли, но большинство почему-то забывают упомянуть помощника Бориса Стукалова. А ведь на нём лежало проведение практически всего тренировочного процесса — Виктор Евгеньевич осуществлял общий контроль со стороны. Для меня тандем Прокопенко-Стукалов неразрывен, они дополняли друг друга, с ними было очень интересно работать. Главный тренер мог отлично разрядить обстановку, поднять настроение, при этом, конечно, обладал всеми профессиональными качествами.

Не будем забывать и Адамаса Голодца, который меня в совсем юном возрасте привлекал к тренировкам с основой. При нём команда брала бронзовые медали, о чём потом надолго пришлось забыть. Мне повезло работать с такими большими тренерами.

— В 23 года вы получили серьёзную травму, из-за которой вынуждены были закончить карьеру. Чувствовали в себе нерастраченный потенциал, или наоборот есть мысль, что, может, и к лучшему — в раннем возрасте занялись тренерской карьерой?
— Вообще, следую принципу: что ни делается — к лучшему. Значит, так должно было случиться. Хотя, работая с такими тренерами, о которых мы уже говорили, я бы рос как футболист. Потенциал имелся, с учётом того, что играл в молодёжной сборной России, причём в составе были ребята на пару лет старше — те же Игнашевич, Безродный. Но подкосила серьёзная травма — разрыв крестоообразной связки, осложнённый целым букетом мелких повреждений в колене. Но главная беда была в том, что это случилось, когда в «Динамо» менялось руководство. Одни уже ничего не решали, другие ещё только-только вступали в должность. Некому оказалось решать вопрос, где мне оперироваться, кто станет платить. Время уходило, я около месяца прожил с полусогнутой ногой, началась атрофия мышц. Ходить не мог, в качестве опоры для передвижения выступал мой отец. Благодаря его связям в итоге вышли на доктора Томаса Пфайфера, оперировался у него на деньги папы. Месяц пробыл на реабилитации в Германии, но из-за проволочек на начальном этапе восстановление заняло не 6-8 месяцев, как это было бы в нормальном режиме, а больше года. Многие из своих качеств растерял. Попробовал найти какой-то вариант, но из высшей и первой лиги предложений не поступило, а во второй мне самому было неинтересно. Решил закончить карьеру футболиста, пошёл учиться параллельно на тренера и на судью. Так что в какой-то мере травма оказалась во благо — к 38 годам у меня за плечами уже 12-летний опыт работы тренером, прошёл все ступеньки.

— Но в вашей биографии значится ещё «Истра».
— Последняя серьёзная попытка у меня была в клубе второй лиги «Рязань-Агрокомплект». Бывший партнёр Ахрик Цвейба приятельствовал с главным тренером рязанцев Гарником Аваляном, меня взяли на просмотр. В товарищеском матче сыграли против дубля «Спартака», где выделялся Паша Погребняк. Приглянулся Аваляну, предложили контракт, но, честно говоря, на такие деньги, что я не увидел смысла оставаться. Почувствовал также, что нет интереса выступать во второй лиге, только время потеряю. И после Рязани принял окончательное решение искать себя в другой области. А в «Истре» я полтора года просто плавно заканчивал, поддерживал себя в физической форме. Но никаких иллюзий уже не питал, играл для удовольствия. Кстати, коллектив подобрался интересный — Роман Широков, Михаил Бесчастных, ещё известные ребята. С удовольствием вспоминаю ту команду.

— К детям известных родителей особое внимание. Чувствовали какое-то давление по этому поводу?
— Я не обращал внимание на посторонние разговоры. Просто получал радость от игры в футбол. К тому же многое получалось — во всех командах был лидером, вызывался в юношеские сборные, затем в молодёжную, был капитаном, в раннем возрасте попал в основу. Противопоставлений в каком-то негативном ключе не припомню. Это сейчас уже задумываюсь на этот счёт. Но если это и давление, то приятное. Всё-таки отец — легенда «Динамо», многого добился в жизни, так что сравнение с таким человеком — это честь. Папа для меня большой авторитет, я пытаюсь приблизиться к его достижениям. А желание порадовать отца — дополнительный стимул. Я не должен его подвести. Если что-то делать, то хорошо, ни в коем случае не опускаясь ниже определённого уровня. Это держит в тонусе. Отец всю жизнь прославлял нашу фамилию, не имею права расслабиться.

— Вашу карьеру футболиста, хоть и недолгую, блёклой не назовёшь — победа на Всемирных юношеских играх, юношеский чемпионат Европы, молодёжная сборная страны, основа «Динамо», матчи в еврокубках...
— На юношеском и молодёжном уровне — да, довольно яркая. Много турниров, побед. Потом в 19 лет дебют в главной команде бело-голубых. В то время команда боролась за место в тройке, а центральных защитников обычно предпочитают ставить опытных. Тем не менее Валерий Газзаев доверил место на поле. До определённого момента всё развивалось успешно. Да, травма рано оборвала карьеру, но всё-таки я играл в основе «Динамо». Один из пяти, кажется, футболистов за последние двадцать лет, кто с 6-7 лет в клубной школе и дорос до первой команды.

— Двое и сейчас под вашим началом — Антон Шунин и Игорь Лещук. Кто ещё двое?
— Со мной в одной группе занимался Дима Подшивалов (три официальных матча. — Прим. К.А.), а года четыре назад сыграл Валера Сарамутин (два официальных матча).

— В субботу вы провели матч против «Сочи» — команды своего отца. Были особые чувства?
— Пожалуй, нет. Хотя в «Сочи» вообще близкий по духу тренерский штаб. Александр Точилин мой старый друг — помогал мне три года в динамовской академии с ребятами 1996 г.р. Плюс отец, конечно, — родной человек. Переживаю за них, хочу, чтобы они выбрались из сложной ситуации. Но когда начинается матч, то обо всём забываешь, мысли только о своей команде. Это после игры можно посидеть, обсудить что-то. К слову, я уже играл против отца и Точилина, когда они возглавляли первую команду питерского «Динамо», а я — вторую. Двусторонку тогда провели.

— Как расцениваете свой судейский этап карьеры, в котором добрались до молодёжного первенства и второй лиги?
— Закончив, как игрок, я хотел остаться в футболе. Видел два варианта — судейство и тренерство. Стать рефери можно гораздо быстрее. В случае с работой тренером это более долгий путь, одно обучение на лицензии чего стоит. Но я решил попробовать там и там, посмотреть, где будет интереснее. В итоге от судейства отказался, хотя и рад, что получил представление об этой стороне футбольной жизни. Не могу сказать, что сильно помогает, но я хотя бы понимаю те ситуации, которые возникают на футбольном поле. Вообще судейство — это тяжелейший труд. И физическая нагрузка очень высокая, и психологическая. Ребята, дошедшие до уровня Премьер-Лиги, — большие молодцы. Я знаю, какую работу они проделали, чтобы выйти на этот уровень, чем они жертвуют. Хочется пожелать им поменьше сложных моментов, травм, делать своё дело качественно, чтобы ни у кого не было претензий.

— Тот вал критики, который сейчас идёт, справедлив или видите перебор?
— Футбол стал очень динамичным, из-за этого количество промахов возросло. Нужно чётко понимать, когда ошибка грубая, а когда рефери просто мог не видеть эпизода из-за спин футболистов. Камера-то показывает момент с другого ракурса. Зрителям отлично всё видно, а у судьи другая картинка перед глазами. Не знаю по поводу справедливости критики, но в любом случае, считаю, надо относиться с пониманием к работе арбитров. Чем больше станем нагнетать по этой теме, тем меньше будет подвижек к лучшему. Нужно спокойно разбираться, постараться понять, чего не хватает судьям для улучшения работы, если им действительно чего-то не хватает. Постараться помочь. Руководство РФС и судейского комитета занимаются этим вопросом, думаю, всё будет нормально.

— Почему Кирилла Новикова сейчас нет среди наших топовых рефери?
— Два момента. Первый — имелись определённые подводные течения. Наверное, при большом желании их можно было как-то обойти, но вмешался второй фактор: я почувствовал, что тренерская работа мне ближе, и она у меня получается. Видел перспективу пойти этим путём.

— Те подводные течения, о которых вы говорили, — главная причина того, что Александру Егорову сейчас особо и выбирать не из кого?
— Моя история была больше десятка лет назад. Не знаю, как обстоит дело сейчас, далёк от этой темы.

— Проработав 12 лет в академии «Динамо», в Молодёжном Первенстве, в ПФЛ, вы чувствуете себя опытным тренером?
— Опытным тренером на детском и молодёжном уровне — да. Есть успехи, достижения, наработки, которые позволяют двигаться вперёд. Но Премьер-Лига — это другое дело. Здесь я только делаю первые шаги. Возможность возглавить такой великий клуб, как московское «Динамо», — большой аванс для меня. Отличный шанс показать свои идеи, поделиться своим видением игры в футбол. Пока предоставлено время, мы делаем всё возможное, чтобы улучшить игру команды, стараемся добиться результата.

— Есть воспитанники, которыми вы особенно гордитесь? И особенное сожаление, что кто-то из талантов не раскрылся?
— По поводу сожаления: иначе смотрю на эту проблему. Кто хочет чего-то добиться в футболе, тот делает для этого всё. А если ты великий талант, но помимо футбола хочешь заниматься посторонними делами, то никогда не достигнешь серьёзного уровня. Жалеть его не нужно, это осознанный выбор. Что касается воспитанников, то у многих ещё всё впереди. У того же Игоря Лещука, который уже провёл несколько качественных матчей за основу в РПЛ. Или у Дмитрия Скопинцева, который, уверен, на долгие годы станет одним из лидеров сборной России. Сойдёт нынешнее поколение, а Дима займёт место Юры Жиркова. На левом фланге конкурентов у него почти нет. Недооценён Максим Кузьмин, который выходил на поле ещё во времена Вальбуэна и Кураньи. У него не всё пока складывается, ушёл в аренду. Сейчас проявляет себя в «Балтике», борется в ФНЛ за верхние строчки. Это футболист с большим потенциалом, обладает всеми качествами для игры на высоком уровне. Надеюсь, ФНЛ станет промежуточным этапом на пути к большим клубам. Назову ещё Вячеслава Кротова, Ивана Соловьёва, Сослана Таказова, немного поработал с Дмитрием Живоглядовым, хотя не отнесу его к своим воспитанникам. Есть много ребят в ПФЛ и ФНЛ, которые при должном отношении к делу могут подняться. Плюс последний мой выпуск, с которым стали неофициальными чемпионами мира, — команда 1999 года рождения, из которой вышли Роман Евгеньев, Вячеслав Грулёв, Станислав Лацевич.

— Парадокс, но Евгеньев пока главный пострадавший от смены тренера «Динамо». При Дмитрии Хохлове играл постоянно, а при вас угодил в запас. Ставите в трудной ситуации на опытных бойцов?
– Нет, дело в другом. Я возглавил команду во время паузы на матчи сборных, 12 дней мы работали с теми ребятами, которые не были вызваны в национальные сборные. Переходили на новую тактику игры с тремя центральными защитниками, провели контрольный матч, в котором на поле вышли Рыков, Ордец и Плиев. Всё время посвящали перестройке, отработке взаимодействий. Евгеньев же присоединился к команде за пару дней до игры с «Краснодаром». Я посчитал, что за это время не дам столько информации Роме, сколько его партнёры получили за 12 дней. Поэтому мы сделали ставку на тех, с кем работали при подготовке. Они сыграли удачно, а от добра добра не ищут. Да, Рома выбыл из стартового состава на этот период, но мы на него очень рассчитываем, знаем его потенциал, знаем, что он в любой момент готов выйти и достойно сыграть. У меня нет проблемы или боязни выпустить Евгеньева. В связи с травмой или удалением я дважды совершенно спокойно выпускал Романа, потому что уверен в нём.

— Как отнеслись к предложению возглавить «Динамо»? Серьёзно размышляли или же сразу бросились в бой?
— Размышления были. Мне позвонили из руководства, и я понимал, что, с учётом отставки Дмитрия Валерьевича, нужно провести хотя бы первые тренировки. Честно говоря, не думал, что это будет продолжаться настолько долго. Думал, что у руководства есть вариант на позицию главного тренера. По поводу сомнений: скажу честно, советовался с отцом. Его мнение было, наверное, решающим. Он сказал: «Давай, пробуй, у тебя всё получится, не сомневаюсь в тебе. Такой шанс предоставляется раз в жизни, ты должен им воспользоваться. Опыт есть, желание есть, вперёд». Эти слова склонили чашу весов к тому, чтобы я согласился на определённое время помочь главной команде. Разговор с отцом убрал определённые сомнения и правильно настроил меня.

— Сомнения заключались в том, что ситуация в «Динамо» тяжёлая и был шанс войти в историю с негативной точки зрения?
— Немного не так. Я с оптимизмом смотрю на всё, ищу позитив, а не негатив, поэтому не думал о месте в таблице. Наблюдал каждую игру бело-голубых, у меня были определённые идеи, как можно перестроить команду, что могло, на мой взгляд, помочь. Сомнения же заключались в отсутствии понимания того, что происходит внутри коллектива, в чём проблема, незнание нюансов, важных деталей. Общая неизвестность немного напрягала. Одно дело — смотреть матчи с трибуны или по телевизору, другое — находиться внутри команды. И первое, что мы сделали — пообщались с ребятами. С каждым игроком. После этого стало значительно легче. Ни один человек не сказал о проблемах в коллективе, никто не был настроен пессимистично по отношению к перспективам команды. Я увидел, что ребята очень хотят исправить ситуацию, что они между собой общаются. Да, были определённые проблемы психологического плана из-за того, что команда давно не выигрывала, но сам коллектив, настрой ребят на работу и исправление ситуации меня порадовали. Я понял, что если проблемы и есть, то они связаны только с игрой в футбол. Это здорово облегчило работу.

— Насколько придали уверенности разговоры с главой ВТБ Андреем Костиным и его заместителем, председателем совета директоров клуба Юрием Соловьёвым?
— Руководители оказывают огромную поддержку на всех уровнях. Они готовы делать для команды всё, что требуется. Каждый день мы на связи с Юрием Соловьёвым, генеральным директором Юрием Белкиным, их помощниками. Люди живут командой, знают обо всём, что происходит, приезжают на выездные матчи, выполняют любые пожелания. Ощущаю значительную поддержку, это позволяет двигаться вперёд, несомненно, облегчает работу. Хочется сказать спасибо руководству за это. У нас великолепный контакт, это приятно.

— Первое, что бросилось в глаза в вашем дебютном матче — изменение тактики. С чем был связан переход на игру в пять защитников?
— Тренерская философия у каждого специалиста своя, но насаждать её, не имея под рукой футболистов, которые под неё подходят — глупость. У нас непростое положение в турнирной таблице. Учитывая подбор игроков, нужно было использовать лучшие качества. Мне хочется играть в более скоростной, быстрый футбол, с прессингом и высокой интенсивностью, но состав не совсем для этого подходит. Первоочередная задача была в том, чтобы использовать лучшие качества футболистов, скрыть их минусы. Мы посчитали, что переход на схему в пять защитников прикроет недостатки и сделает наши достоинства более яркими. «Краснодар» и ЦСКА атакуют большими силами, и делают это здорово, поэтому мы пошли на такие изменения.

— С «Рубином» «Динамо» играло уже в четыре защитника.
— Мы глубоко анализируем каждого соперника, тратим на это много времени. Благодаря этому у нас есть понимание того, что и как нам нужно сделать. Мы знали, что сможем спрятать наши минусы в игре с «Рубином», даже играя в четыре защитника. Совершенно спокойно сменили схему. У нас были хорошие отрезки и с «Краснодаром», когда во втором тайме мы создали много моментов, и с ЦСКА тоже в какой-то момент играли неплохо, но я считаю, что по качеству игры первые 60 минут игры с казанцами, до удаления у нас, были самыми лучшими. На этом отрезке команда максимально приблизилась к тому, что хочется от неё видеть.

— Если абстрагироваться от набора футболистов, то в идеале вы бы играли в четыре защитника?
- Да. Мне нравится атакующий футбол, когда команда владеет мячом. Но тут ещё важно, где это происходит. А то порой говорят, что у какого-то клуба было преимущество, он 70 процентов времени владел мячом. Но если посмотреть повнимательнее, то увидишь, что всё это время центральные защитники перепасовывались между собой. От такого преимущества толку нет. Лучше пусть будет 40 процентов владения, но создать в пять раз больше голевых моментов и провести больше атак. Поэтому всё это относительно. Но те, кто следил за моей работой с «молодёжкой», видят, что сейчас это самая забивающая команда первенства, которая при этом меньше всех пропускает. За четыре месяца работы нам удалось добиться от ребят того, что мы хотим видеть. Но здесь ещё нужно отметить, что мы с этими футболистами работали в академии, так что они мои требования знают давно. И понимают, во что мы хотим играть. Так что было легче. Но игра нашей молодёжной команды — это примерно тот футбол, который мы хотим привить главной. Уверен, «Динамо» будет радовать болельщиков.

— В Казани впервые при вас в стартовом составе вышел Филипп. От самого дорогого приобретения вообще стоит ждать чудес?
— Стоит. Это отличный игрок, у него огромный потенциал. И моя задача — раскрыть его. Максимилиан потрясающе видит поле, быстро принимает решения, обладает великолепным ударом с обеих ног. Тактически и технически великолепно обучен. Его нужно встроить в структуру игры, тогда он может сделать результат. Но требуется время, чтобы освоиться: всё-таки поменял чемпионат, команду. Из-за этого возникают проблемы, это нормально. Важно почувствовать игровой тонус, сыграться с партнёрами. И вы увидите того Филиппа, который будет лидером команды и станет одним из ведущих игроков РПЛ.

— По общению чувствуется, что у него всё-таки есть определённые психологические проблемы?
— Мы общаемся с каждым футболистом. Говорим не только о футболе, но и каких-то личных моментах. Тренер должен знать, что происходит в жизни игроков, и, основываясь на этой информации, делать какие-то поправки. Возможно, искать индивидуальный подход. Игроки — не роботы. Личные проблемы тоже влияют. С Филиппом мы постоянно общаемся. Недавно приезжали его родные, поддержали его. Думаю, это помогло, ведь он был оторван от семьи, к которой привязан. Ребята его поддерживают, всегда приглашают куда-то. Хотят, чтобы он быстрее влился в коллектив. В этом плане сами футболисты молодцы, не пускают этот момент на самотёк.

— А как Панченко реагирует на ситуацию? Ведь он один из лидеров команды, а Филипп играет фактически на той же позиции.
— Кирилл — сильный человек и отличный футболист. Его из колеи ничто не выбьет. У него потрясающий характер, я в нём не сомневаюсь. А конкуренция всегда есть. Она — двигатель прогресса. Здорово, что есть выбор на этой позиции, на других. Это позволяет показывать футболистам лучшие качества. Любому хорошему игроку, который будет доказывать свой уровень, найдётся место на поле. Всё в руках Кирилла. Если он окажется сильнее, то будет играть. Если вместе с Филиппом будут показывать хороший уровень, то выйдут на поле вместе. Это не проблема.

— Другой противоречивый новичок — Н'Жи. Большая скорость, но реализация моментов серьёзно хромает. С ним что-то можно сделать?
— Можно, и сделаем всё, что от нас зависит. Мы много занимаемся с ним индивидуально, он всё выполняет. Понимает, что тренеры хотят ему помочь. Те качества, которые у него есть, плюс работа над тем, что нужно подправить, приведёт к тому, что реализация моментов улучшится. Это хороший игрок, обладающий качествами, которые должны быть у современного футболиста.

— У новичков из линии атаки — Н'Жи, Шиманьски, Филиппа, Шейдаева на четверых за первый круг всего четыре очка по системе «гол + пас». Можно ли это назвать провалом селекции?
— Провалом селекции это быть не может. Все футболисты высокого уровня: трое выступают за свои национальные сборные, а класс Филиппа бесспорен. Что касается показанного результата, это проблема, которую должен решать тренерский штаб вместе с футболистами. Поэтому наша основная задача, чтобы игроки реализовывали моменты, которые создают. Мы над этим работали и продолжим работать.

— В прошлом месяце Шиманьски был признан болельщиками лучшим игроком. Согласны с этим?
— Не хочу никого выделять. Считаю, что вся команда делает большое дело. Они объединились и стараются выправить ситуацию. Мы ещё не вышли из опасной зоны, но каждый проделал большую работу, отдал все силы на поле. Мы это видим и говорим ребятам после каждой игры слова благодарности за то, что выжимают из себя 200 процентов. Что касается Шиманьски, как игрока, то это отличный футболист, который продолжит расти и прибавлять. Он — универсал, способный сыграть на разных позициях. Очень рад с ним поработать.

— В «Динамо» 27 футболистов основы. 11 играют, а 16 — обиженных?
— Нет. Хотя самое сложное — управлять не игроками, которые выходят на поле, а теми, кто не играет. Любой спортсмен имеет амбиции выходить в стартовом составе, быть полезным. И у нас собраны такие ребята. Однако в сложившейся ситуации команда должна объединиться и двигаться вперёд. Пока амбиции нужно отодвинуть на задний план, важно выбраться из ситуации, в которой мы находимся. А дальше принимать какие-то решения.

На данный момент проблемы нет. У нас в команде не только отличные футболисты, но и хорошие люди, что очень важно. Наша работа — поддерживать, верить в каждого из 27 игроков. И самое важное, чтобы каждый понимал: если он будет лучше тренироваться, лучше использовать шансы, то будет играть. Когда это понимание есть, они более спокойно реагируют на пребывания в запасе. Нельзя упираться в одних игроков, шанс должен быть у всех. А как кто его использует, зависит от самих футболистов.

— Другая сторона этой медали в том, что молодёжь вообще не чувствует шансов, что она может куда-то пробиться, когда 27 человек в основе.
— Это большая проблема. Считаю, что у нас есть достаточное количество молодых футболистов, которых нужно подтягивать к главной команде, а некоторых и к матчам за основу. На данный момент мы не можем это сделать, потому что тренировать тридцать человек — это бред. Задача ребят молодёжного состава — продолжать прогрессировать. А дальше мы найдём то решение, которое будет делать их ещё сильнее и позволит быстрее попасть в главную команду.

— О восьми очках в четырёх матчах вы, наверное, даже мечтать не могли?
— Если не верить в то, чем ты занимаешься, тогда не нужно этим заниматься. Считаю, что где-то мы недобрали свои очки. Кто-то может улыбнуться, но полагаю, что мы должны были в плане результата выступить ещё лучше. Мы стараемся выходить на каждую игру с желанием выиграть. Психология победителя — это один из моментов, о которых мы постоянно стараемся говорить. Чтобы ребята выходили на поле не с целью не проиграть, не пропустить, а с целью забить и выиграть. Это прибавляет сил. Вы сами видели, что в последние минуты матчей мы продолжали атаковать, забивать, не забывая при этом об обороне. Будем стремиться к ещё лучшему результату. Сейчас предстоят три важных матча с очень серьёзными соперниками. Но на момент первых матчей и «Краснодар» был на первом месте, и ЦСКА делил с ним лидерство. Мы удачно сыграли и в плане игры, и в плане результата. У ребят сейчас хороший настрой, есть уверенность в своих силах. У меня нет сомнений, что мы дадим бой командам лидирующей тройки и постараемся победить.

— Тренерский штаб пополнил Юрий Бавыкин, но есть ощущение, что не хватает тренера по физподготовке.
— Петре Лазареску сам принял решение уйти. Посчитал, что приходил в тренерский штаб вместе с Дмитрием Валерьевичем и с точки зрения этики будет правильно, если разделит ответственность вместе с ним. Мы хотели, чтобы Лазареску остался хотя бы на какое-то время, чтобы помочь нам вникнуть в физическое состояние ребят, с учётом тех цифр, которые у него были. Но он принял другое решение, и это решение надо уважать. А мы будем двигаться дальше и искать другого сильного специалиста. Мы обсудили этот вопрос в клубе. Хотим, чтобы тренер по физподготовке был большим профессионалом с опытом работы в топовых чемпионатах, а лучше в топовых клубах. Руководство об этом знает и готово сделать всё для появления у нас такого специалиста. Вопрос должен решиться к первому сбору в Турции. Что касается нашего тренерского штаба, то это большие профессионалы своего дела. Сами бывшие игроки, которые знают футбол изнутри, психологию игроков, свой предмет. И что самое важное — это близкие мне люди, победители по духу, обладающие хорошими человеческими качествами. Это люди, которым я могу доверить всё. Знаю, что они никогда не подведут. Тот объём работы, который они сейчас проделывают, просто фантастический. И Виталий Гришин, и Юрий Бавыкин, и Дмитрий Изотов. Они ещё и уделяют время молодёжной команде. Пока такая ситуация сложилась, до зимы они работают на два фронта. За что им спасибо.

— Вы тоже на два фронта работаете или уже на один?
— Я не присутствую на тренировках дублирующего состава и не всегда получается бывать на матчах, но разбор игр команды, анализ соперника и составление тренировочного микроцикла лежит на мне. Это не занимает много времени, потому что всё наработано. И никоим образом не отвлекает от работы с главной командой. До последнего декабрьского тура будем работать так, а дальше уже станет понятно, кто где продолжит работу и в каком качестве.

— Вы довольно основательно заглядываете в зимний период. Есть ощущение, что продолжите работу?
— У нас осталось три игры, которые многое покажут и в плане нашей работы, и в плане возможности добиваться результата. В первую очередь всё зависит от позиции руководителей, что они решат. Если доверят продолжать, то обсудим ряд моментов, которые, на мой взгляд, необходимо решить для качественной работы во второй части сезона.

— Многие клубы уже думают о трансферном окне. Нет ли опасений, что «Динамо» упустит время или работа уже идёт?
— Работа идёт постоянно. У нас достаточно качественный селекционный отдел, варианты обсуждаются. Я и в прессе видел какие-то фамилии, но пока ни с одной журналисты не угадали. При этом на ряде позиций у нас переизбыток хороших футболистов. Есть, над чем подумать.

— Нынешний состав потенциально готов бороться за еврокубки?
— Я уверен, что те игроки, которые у нас собраны, способны выполнять любые задачи. Но чем выше будут ставить цели, тем важнее укрепление определённых позиций. Да, состав хороший, совершенно не для борьбы за выживание, но точечное усиление — два-три игрока высокого уровня, позволят команде двигаться вперёд и ставить перед собой самые высокие задачи.

Источник: Спорт-Экспресс

Динамо-ТВ
Созвездие Динамо
ВТБ
Интернет-магазин 2
  • ВТБ
  • Chevrolet
  • ВТБ2