Александр Ташаев: Мне говорят: «Проснись, ты едешь на сборы». Я чуть не упал...

Для 23-летнего полузащитника «Динамо» Александра Ташаева последний месяц оказался невероятно богат на события. И на эмоции. Борьба с родной командой за выживание – раз. Слухи о переходе в «Спартак» — два. И, наконец, приглашение в сборную России и возможный шанс сыграть на домашнем чемпионате мира – три. Как тут удержать почву под ногами? Но у молодого динамовца, кажется, это получается.

Основная часть этого интервью прошла дома у Ташаева. А свежими эмоциями он поделился уже из расположения сборной. 

— «Динамо» перед матчем со «Спартаком» претендовало на попадание в еврокубки, но вместе с тем могло отправиться в стыки. Как ты себя чувствовал в этот момент? 
— Когда мы обыграли «Тосно», все подумали, что всё нормально. А когда пошли разговоры о стыках — в первые дни я был на нервяках. Думал: «Неужели «Динамо» может вылететь? Мы этого не заслужили». Команда хорошо провела весенний отрезок, стабильно набирала очки, показывала хорошую игру. Но потом появилось предчувствие, что даже если неудачно сыграем в последнем туре, то останемся. Слишком многое должно было сойтись, чтобы мы вылетели. 

— Одновременно с этим бурлили слухи о твоём возможном переходе в «Спартак». 
— Даже хорошо, что так вышло. Бывает, к последнему туру, когда уже ничего не надо, некоторые подходят к футболу расхлябанно. А мы вышли с большой мотивацией, понимали — от нас многое зависит. Тем более в принципиальной игре со «Спартаком». И особенно важно это было для меня, чтобы пресечь ненужные разговоры. Я очень рад, что в итоге мы выиграли дерби.

— После матча я спросил Степашина о тебе. Он ответил, что Ташаев играл за «Спартак». 
— Читал. Он это в шутку сказал? 

— 50/50. Скорее просто перекрутил. 
— Может, из-за слухов. Но я спокойно отнёсся к этому. 

— Мой коллега Дима Егоров пытал тебя в смешанной зоне насчёт пенальти. Задам ещё раз вопрос: ты симулировал? 
— Нет, но бывают моменты, когда ты прокидываешь мяч, видя, что опережаешь голкипера. Можно выставить ногу и будет пенальти. Считаю, если я выиграл позицию и подставился — это фол, и это нормально. Но чтобы симулировать, такого за собой не припомню.

— Ты поиграл с маэстро симуляций Матьё Вальбуэна. Как в целом относишься к этому явлению? 
— Не люблю, когда хватаются за лицо после небольшого контакта. Например, как в ситуации с Самедовым и Паредесом. Одно дело, когда тебя толкнули и ты упал. Но нельзя же выдумывать. В ситуации с Ребровым я этого не делал. Хотя недавно смотрел «Реал» — «Барселона», там постоянно симулируют. Не знаю, может, для Испании это нормально. 

— На этом фото: Кокорин, Зобнин и ты на стройке стадиона «Динамо». Как думаешь, успеешь сыграть там в майке родной команды? 
— Трудно сказать. Было бы здорово, но кто знает, что будет завтра. 

— Что может помешать перейти в другой клуб? 
— Ничего. Но мне очень хочется, чтобы в «Динамо» было всё хорошо. Чтобы появилась стабильность, амбициозные задачи. Я очень на это надеюсь. 

— Не представлял себя на новом месте, если допустить такую вероятность? 
— Нет. В конце сезона, когда появились слухи о «Спартаке», трудно было отделаться от лишних мыслей. В голове всё равно они сидели, как их ни отгонял. А тут ещё и нерешённая задача «Динамо»… Это очень сильно давило. Не простил бы себе, если «Динамо» бы вылетело. Второй полный сезон в Премьер-Лиге, и оба раза на вылет — это слишком чёрная история. Она навсегда бы связалась с моим именем. Больше всего этого не хотел.

— Советовался с кем-то на эту тему? 
— Говорил с агентом. Алан (Агузаров, агент Ташаева) сказал: «До чемпионата мира дёргать не буду. Спокойно работай, сейчас цель номер один у нас — попасть в окончательный список". Я с этим полностью согласен. То же самое с клубом. С нами связывались насчёт продления контракта, но мы решили отложить этот вопрос. Впереди маячили стыковые игры и до последнего тура был актуален вопрос потенциального вылета. Перед всеми стояла задача хорошо доиграть сезон, чтобы остаться в Премьер-лиге. 

— Что изменилось за время, прошедшее после матча со «Спартаком»? 
— Ничего. Сейчас самое спокойное время. До этого часто видел новости — то меня хочет «Зенит», то «Спартак». В команде пошучивали, ребята из персонала спрашивали: «Ты уже в другом клубе?» Понятное дело, что оправдываться нет смысла — тем более когда никаких переговоров нет. Но я и сейчас могу повторить: в плане клуба сейчас полный штиль и спокойствие. Готовлюсь со сборной к чемпионату мира.

— Подводя итоги сезона — назови свой самый ценный гол в этом сезоне? 
— По эмоциям — гол «Спартаку» на последних секундах в первом туре. Он всё перевернул внутри меня. Ночь не спал после этого… В ФНЛ я мало играл, даже думал уходить из «Динамо». Перед началом этого чемпионата звонил агенту, сказал, что надо искать варианты. Но фоне этих разговоров начался первый тур и бац — я не в составе. Тренер выпускает за 30 минут до конца, забиваю гол. Гора с плеч упала, стало полегче. Постепенно заиграл при Калитвинцеве, а когда пришёл Хохлов — полностью расправил плечи. Доверие тренера — это главное, что помогло мне раскрыться.

***

— Какое место Черчесов занимает в твоей карьере? 
— Это очень важный человек. Первый раз к работе с основой меня привлёк Петреску. Но я не смог закрепиться. Когда пришёл Черчесов, в команде было очень много хорошей молодёжи и уже готовых футболистов. В тот момент я подумал: «Нужно уходить в аренду». А Черчесов безо всяких бесед дал понять, что я ему нужен. Стал включать в заявку, больше доверял. Если бы не травма, заиграл бы при Черчесове вместе с Зобой. 

— Что за травма? 
— Симфизит. Это когда в области паха расходятся кости из-за того, что не развито тело: пресс, спина, бедра. Всё болит, бегать невозможно. 

— Есть понимание, откуда она взялась? 
— Тренировался с основой на натуральном газоне, а за дубль играл на синтетике. По сути не было выходных. Готовился с основой, потом играл за дубль, затем возвращался в основу на матч. На следующий день у тех, кто играл, выходной. Для остальных, а я чаще не играл, тренировка. Я всё время работал, и, наверное, организм не был готов к этому. К примеру, я не особо занимался в зале. В этом смысле травма помогла мне профессиональнее к себе относиться. Узнал много о том, как правильно себя готовить. 

— Ты читал недавнее нашумевшее интервью с Игорем Денисовым? 
— Читал. 

— Самое главное в нём — история про конфликт с Черчесовым. Что на самом деле произошло в раздевалке? 
— Представляешь, читаю интервью и вспоминаю, что был в заявке на матч с «Зенитом». Но я не помню того эпизода. Про него так много говорят, а я всё пропустил. Не понимаю, где я был в этот момент. То ли далеко сидел, то ли ещё что. 

— Чувствовалось, что ситуация с Юсуповым накаляется? 
— Вокруг было много разговоров, что он уходит. Не буду скрывать, в команде было напряжение из-за этого. Но никто не мог предположить, чем всё кончится.

Я тогда прошёл первые сборы с Черчесовым. Всё было круто: посмотрите, какие шикарные исполнители выступали тогда в «Динамо». Мы выигрывали, шли в тройке. А потом в какой-то момент произошла эта история. Я был молодой, плохо понимал, что творится. Да и не зависело от меня ничего. Просто наблюдал за партнёрами, удивлялся — как же круто играть рядом с ними!

— Когда Денисов ушёл, ты не пытался узнать, что же случилось? 
— Нет, сколько мне было лет — 19? Понимал, что в раздевалке что-то произошло. Но я ни у кого ничего не спрашивал. Что мне надо было — пойти к Денисову и спросить: «Игорь, что у вас там произошло?». Или к главному тренеру? Сидел как тень в раздевалке. Для меня главное было тренироваться и доказывать тренеру свою состоятельность. 

— Помнишь момент, когда Зобнин сказал, что Кобелев лучше работает с молодёжью, чем Черчесов? 
— Да, но потом он сказал, что Черчесов ему как отец. Такое часто бывает, когда передёргивают и выносят в заголовок не совсем то, что имел в виду человек. Зоба — парень неглупый, он бы не сказал такого. В силу возраста, может, побоялся попросить журналистов, чтобы исправили. По итогу все всё поняли, и Саламыч на Рому не в обиде.

— Ты поиграл с Зобниным. Других таких универсалов в России, думаю, нет. Объясни феномен этого футболиста. 
— Работоспособность. Ромчик — человек закрытый, весь в семье. Не видел, чтобы он с кем-то близко общался. Обычно ребята ходят куда-то вместе, ездят отдыхать. А он всё время в себе. Ещё когда мы вместе попали в основу «Динамо», в голове промелькнула мысль — он первый выстрелит. Он был самым сконцентрированным на футболе. Я понимал, что Рома заиграет на высоком уровне. 

— Насколько сильно он вырос после перехода в «Спартак»? 
— Очень сильно. И это он после тяжёлой травмы, всего полгода прошло. Очевидно, что со времён «Динамо» Рома стал мощнее, превратился в зрелого футболиста. При этом остался очень работоспособным, часто берёт игру на себя, тащит команду вперёд. Это очень ценное качество.

***

— Как ты узнал, что попал в национальную команду? 
— К концу сезона безумно переживал. Выходил на игру, а в подсознании сидело: вдруг вызовут? Хотя я почему-то думал, что могут и не вызвать. Вроде сезон провожу хорошо и по статистике, и по отзывам. Но у Саламыча был костяк сборной. Кто будет рисковать и вызывать нового человека на чьё-то место, когда он ни разу даже не ездил на сборы? 

Состояние: 50 на 50. Состав должны были объявить 11 мая в 13:00. Очень ждал этого момента, обновлял сайт каждые пять минут, пока в 12 не началась тренировка. Думал, может, раньше опубликуют. 

— Никто не намекал, что это возможно? Агент, например. 
— Нет, никто ничего мне не говорил. Мне было как-то стыдно спрашивать. Боялся, что Алан скажет «нет». Решил, лучше помолчать. Иначе мог сильно расстроиться в концовке чемпионата. 

— Так. 
— В общем, пошёл на тренировку. В какой-то момент подходит Ваня Темников и говорит: «Ну что, поздравляю». А я всю неделю не тренировался, был сильный ушиб. И он тоже на травме. Решил, что поздравляет с возобновлением тренировок, с тем, что я сыграю со «Спартаком». Поблагодарил за это. Он смотрит на меня удивлённо: «Ты что, не знаешь, что попал в сборную?». Я такой: «Эээ… Что?». Решил, что попал в расширенный список тридцати пяти. Ваня уточняет: «Проснись, ты едешь на сборы». Я чуть не упал… Всю тренировку бегал с дурацкой улыбкой на лице, не мог поверить своему счастью. Другие ребята и тренеры ничего не знали. Прихожу в раздевалку, беру телефон — а там всё зелёненькое, это сообщения в «вотсапе».

— Как отреагировали родители? 
— Мама онлайн следила за ситуацией, тоже обновляла сайт РФС. Самая первая мне написала об этом. Конечно, все счастливы за меня. 

— Черчесов в «Динамо» и в сборной – это разные люди? 
— Он точно такой же, каким был и в «Динамо». С ним те же помощники – такое ощущение, что этих двух-трёх лет и не было. 

— У вас уже состоялся разговор? 
— Нет. Мне кажется, своё доверие он показывает не словами, а действиями. Для меня это нормально, ведь мы уже работали вместе в «Динамо». 

— Ты осознаёшь, что находишься в шаге от того, чтобы попасть на домашний чемпионат мира? 
— Не хочу забегать вперёд. Думаю, ещё не до конца понимаю, что происходит. Недавно была презентация бутс для сборной. Там были ребята, с которыми я лично не знаком, только играли друг против друга. Было ощущение, что я новичок. После первой тренировки оно ушло. Увидел Акинфеева, Дзюбу и понял: я в сборной. 

— Прошли обряд посвящения через шутки Дзюбы? 
— На этом мероприятии нужно было встать в две шеренги и занять позицию для фотографии. Стою ровно, как сказали. Артём шутит: «Ребята, переподпишите с ним контракт, парень слишком хорошо старается». Чувствуется, что Артём — лидер. Сразу по имени со мной поздоровался. Дзюба — душа компании. Три часа я был на этой акции, и знаешь, сколько он промолчал? 

— Сколько? 
— Нисколько. Он постоянно разговаривает, все его слушают. И ведь смешно же!

— Какие ощущения от первых трёх дней с Дзюбой в сборной? 
— В первые дни его вообще не было видно и слышно. Видимо, его попросили, чтобы он поменьше пересекался с командой, чтобы, не дай бог, кого-то не заразить. Сегодня первый день провели с ним – Артём вышел в общей группе. Думаю, сейчас втянется – и шутки пойдут.

— Артём рассказал, что за это время даже лампочкам дал имена. Он рассказывал, как назвал своих «новых друзей»? 
— Нет, не слышал об этом. Но это хорошая шутка.

— При заезде в отель Дзюба и Смолов шутили про самогон. Вспоминали Глушакова? 
— Я был далеко, не слышал. Понравилась другая шутка. Когда только прилетели в Австрию, было пасмурно, и Станислав Саламович потребовал включить свет. И что бы вы думали? На следующий день выглянуло солнце! А шутки Смолова с Дзюбой – это их любимая тема. Так что я не удивлён.

— Сколько русских слов за три дня в сборной ты услышал от Марио Фернандеса? 
— Штуки три, наверное: «привет», «хорошо» и… А нет, всё-таки два слова. Марио немногословен, но часто улыбается – это подкупает. Я-то думал, он говорит по-русски. Но когда увидел, как всё обстоит на самом деле, не стал его мучить. Ребята что-то ему рассказывают, он кивает в ответ, но молчит. Ничего, на поле поможет язык футбола.

— Кто или что в сборной произвело на тебя наибольшее впечатление? 
— Отметил, что с такими сильными партнёрами на поле нужно думать вдвое быстрее. Пару тренировок втягивался в процесс, перестраивался. Сейчас уже легче. Выделить кого-то сложно: и так понятно, что Смольников быстро бежит, а Головин и Миранчуки хорошо работают с мячом. Каких-то откровений не было. 

— Есть что-то, что в сборной даётся с трудом? 
— Да мне здесь всё нравится. Много упражнений на передачи, что радует. Квадраты, моделирование моментов — всё игровое. Главное, что мячика много. 

— После Евро-2016 критиковали Паулино Гранеро. Многие говорили, что тренерский штаб тогда загнал команду. Сейчас в плане физической нагрузки какие ощущения? 
— Сезон закончился всего неделю назад, так что все в тонусе. Тут нет задачи кого-то загнать. И бегаем, и ускоряемся, и выносливость тренируем. Но мы же не после отпуска приехали. Сейчас все нагрузки переносятся хорошо.

***

— К Игнашевичу обращаешься на «вы» или на «ты»? 
— Скорее на «ты». Он, как и Габулов, человек с харизмой. Столько лет он отыграл на высоком уровне и даже в таком солидном возрасте держит планку… Это показатель мастерства! Поэтому испытываю к Игнашевичу только огромное уважение.

— Сергей сказал, что чувствует себя новичком, вернувшись в сборную. Это заметно? 
— Лично мне — не особо. Трудно поверить, что он может так себя чувствовать. 

— Как думаешь, почему Березуцкие отказались от сборной? 
— Думаю, что они устали. И не только от сборной. Человек когда устаёт? Когда у него всё болит. Если бы братья чувствовали себя хорошо, как Игнашевич, то с удовольствием поехали бы на чемпионат мира. А так ребята устали. 

— Есть мнение, почему у Габулова в Бельгии получилось не очень хорошо? 
— А почему ты считаешь, что не очень хорошо. В Бельгии очень специфический чемпионат, команды играют практически без защиты. Очень часто бывает, что в матче забивают по шесть мячей. Но что в итоге — Габулова брали первым номером, он сыграл много матчей и наравне с другими привёл команду к чемпионству. Для сборной это авторитетный человек, настоящий дядька.

— Другой авторитет в сборной — Игорь Акинфеев. Какое впечатление он оставляет? 
— И на тренировках, и в играх Игорь показывает высочайший класс. Он очень стабилен – это вызывает восхищение. Чувствуется, что у сборной в воротах — стена. Раньше мне казалось, что Акинфеев довольно закрытый человек, но он оказался вполне общительным. Понятно, что он серьёзный мужчина, но это никак не сказывается на общении.

— Чем занимаетесь в сборной в свободное время? 
— Вчера день пролетел быстро: после тренировки поспал, потом ещё потренировались, прошёл процедуры – и всё, день закончился. Дальше будет по одной тренировке и, наверное, появится немного времени сериал посмотреть или в приставку поиграть. 

— Что взял с собой на сбор? 
— Ноутбук не стал с собой брать, взял айпад. В австрийских гостиницах не очень хороший Интернет, так что не было смысла. А тут Федя Смолов говорит, что у него нормально ловит. Немного пожалел, что не взял ноут. Недавно услышал о сериале «Метод» с Хабенским. Он достаточно старый, но я до этого не знал о нём. Посмотрю на сборе. Книг с собой не брал. Хотел захватить «Ночного портье» Ирвина Шоу, но забыл.

— Как кормят футболистов сборной России? 
— Еда очень вкусная. Хотя у меня на сборах стандартный рацион: йогурт или омлет на завтрак, курица с макаронами на обед, а на ужин, скорее всего, рис и рыба. Иногда добавляю салаты. Сладкое стараюсь не есть – в основном фрукты. Хотя в Европе действительно вкусный молочный шоколад, трудно удержаться. 

— Впереди контрольные матчи, где будет возможность забить ещё. Изучал соперников? 
— У Австрии очень хорошая молодёжь, мы с ними играли на этом уровне. Там очень талантливые ребята, а команда по стилю похожа на немцев. Многие футболисты выступают в Бундеслиге: Алаба силён, Арнаутович. Это достаточно сложный соперник.

В Турции сейчас смена поколений, появляются новые таланты. Когда смотрел Лигу чемпионов, обратил внимание на неизвестные фамилии. Открываю профиль человека, а там написано — 20 лет. В «Роме» есть Ундер, например, в «Сельте» — Эмре Мор, в «Боруссии» — опытные Шахин и Топрак, а в «Эвертоне» — нападающий Тосун. 

— Какое значение для тебя имеют предстоящие игры? 
— Они могут стать для меня первыми за сборную. Не знаю, попаду ли в заявку, но всё равно это бесценный опыт. Уже не молодёжный уровень, а настоящий взрослый футбол: это шажок вперёд для меня ещё и в плане психологии. Постараюсь не подвести главного тренера, партнёров и болельщиков.

Источник: Championat.com

Динамо-ТВ
Созвездие Динамо
ВТБ
Франшиза
  • ВТБ
  • Chevrolet
  • ВТБ2