Легион 007. Паскаль Менди: Коштинья бросал часы игроков в чан с пивом, чтобы проверить подлинные они или нет

За Паскалем, выступавшим за бело-голубых с 2003 по середину 2006-го года, мы охотились долго. Поначалу он категорически игнорировал все попытки связаться с ним, и только после серии смсок на французском «растаял».  Наконец, погожим апрельским деньком мы пересеклись с Менди в Минске, чтобы послушать его историю жизни до, в и после "Динамо" в рамках рубрики "Легион 007". 


Тренер, есть проблема - моя мама

- Ну, Паскаль, как дела?
- Да все хорошо. Четвертый год играю в Беларуси, сейчас выступаю за "Торпедо" Жодино, но живу в Минске. Собственно поэтому здесь и встретились.   

- Живешь один?
- Да. Агент помог найти квартиру в этом районе. Здесь удобно - торговый центр рядом, жизнь кипит. А вон с той автобусной остановки (Паскаль указывает на остановку через дорогу - прим.авт) я каждый день мотаюсь в Жодино и обратно. Меня забирает клубный автобус - занимает вся дорога час пути. Сюда же и привозит назад.

- И охота тебе кататься туда-сюда?
- Да так все наши игроки делают. Играют за "Торпедо" из Жодино, а обитают в Минске. Почему не живут в Жодино? Хм, как бы тебе объяснить... Ты там был? Нет? Ну, это такой город, я бы сказал, что это осовремененная деревня (Паскаль употребил выражение на английском modern village - прим.авт), а не город. Я там как-то завис на три дня в гостинице, слушай, я к концу своего пребывания на стену лез. В Жодино просто нечего делать. Некуда пойти, нечего посмотреть. Поэтому все живут в Минске. Здесь и выйти куда есть, и посмотреть на что - тоже.

- Семью не думал перевезти?
- Нет. Дети ходят в школу, учатся, куда я их повезу. Пусть дома будут. Тем более, что в Минске нет школ, где преподают на французском.

- Вообще, семья у тебя большая? У африканцев обычно немаленькие...
- (смеется) Не, не большая. Не хочу большую.

- Как преодолеваешь тоску по Африке? (с этого вопроса и далее беседа шла на английском, потому что ввиду не очень обширного запаса русских слов Паскалем стало понятно, что интересного интервью на великом и могучем не получится - прим.авт)
- Конечно, я очень скучаю по своей Африке. Там у меня друзья, там семья, и я езжу туда, как только предоставляется возможность. Вот когда я играл за минский "Партизан" у нас там целая банда была - вместе постоянно время проводили. А сейчас если только мой друг Абубакар Камара заедет в гости. Он выступает за ФК "Минск", гвинеец по национальности, но какая это разница, правда? Приедет, наготовит у меня на кухне разной нашей еды, вот мы Африку и вспоминаем.

- Как еще развлекаешься? Музыка?
- О-о, я фанат музыки. R`n`B, hip-hop - моя тема. А вот африканской музыки не много слушаю.

- А как насчет белорусских исполнителей?
- (долго смеется) Ну, ты жжёшь вообще! Не, я слушаю иногда русскую музыку, могу даже сказать, что она мне нравится. А такие исполнители, как Тимати, "Баста" - это топ. Но белорусская...

- Правда, что в детстве ты успел поработать автомехаником?
- (очень долго смеется) Это был глубокий семейный конфликт. Еще когда я был совсем малышом умер отец. И моя мама настаивала на том, чтобы я рос серьезным человеком, а не легкомысленно гонял мяч. Поэтому она категорически была против того, чтобы я занимался футболом. Она говорила мне: "Это пустая игра, она не приведет тебя к успеху. Ты должен работать!". Дошло до того, что я как-то пришел с тренировки, а она не дала мне еды. И запретила пользоваться душем. В общем, все делала таким образом, чтобы я бросил футбол. Что делать - пришлось идти. У меня дядя работал одним из боссов автомастерской, поэтому с трудоустройством проблем не было. Но я говорил матери: "Ты забрала мое тело, но не мою душу. В душе я все еще футболист". Слушай, я ненавидел эту работу...

- Как же тебе удалось победить свою маму?
- В конце концов я ей заявил: "Ок, мам - можешь не давать мне еды, можешь не давать мне воды, чтобы помыться, но я все равно буду играть в футбол. Я люблю эту игру и хочу быть футболистом". Но это не помогло. Тренер моей детской команды жил недалеко - 5, ну может 10 минут от моего города (столицы Сенегала Дакар - прим.авт). И тогда я приехал к нему и сказал: "Тренер, есть одна очень большая проблема - это моя мама. Она не разрешает играть мне в футбол и каждый раз, когда я прихожу домой с игры или тренировки в наказание остаюсь без ужина и душа. Это сумасшествие, я не могу так. Надо как-то решать этот вопрос". Тренер сказал "ок", пришел ко мне домой и... услышал жесткое "нет"!

- ?
- Не удивляйся, мужик (Два любимых слова Паскаля - man и crazy. Здесь переводятся соответственно как "мужик" или "мэн" и "сумасшествие" - прим.авт), ты просто не знал мою маму. Тренеру еще повезло, что его не спустили с лестницы (смеется). Потом он как-то встретил меня на улице - через неделю или две и спросил: "Паскаль, когда ты вернешься на тренировки?". Я аж взмолился: "Тренер, как я могу вернуться на тренировки, когда каждый раз это оборачивается суровыми санкциями в моей адрес?! Да, я хочу кушать иногда, и мыться тоже. Но с футболом я не получаю этого. Я так больше не могу". Между тем, моя жизнь совсем превратилась в ад - с утра до ночи я крутил гайки, перебирал моторы, занимался прочей ерундой. За это я получал 200 франков (по нынешнему курсу 12 рублей с копейками - прим.авт) на руки за день, а с утра мать мне говорила: "Паскаль, купи мне хлеба, купи мне того, купи мне этого...". Я реально думал, что сойду с ума. В итоге однажды я заявил матери: "Вот 200 франков за вчерашний день, но больше в эту чертову мастерскую я ни ногой. Хватит!". И знаешь, что случилось потом?

- Что?
- Мать рассказала обо всем хозяину мастерской, когда тот пришел выяснить причины моего прогула, и тот начал бить меня. Да, клянусь, начал бить! Я был юным совсем, у меня вообще никаких гражданских прав на тот момент не было. Никак защититься я не мог. Черт возьми, некоторые сенегальские традиции очень странные... Но я стоял на своем. Потом еще раз по моей просьбе тренер приходил общаться с моей матерью, я очень долго с ней разговаривал и все-таки дело пошло. Хотя она была крайне расстроена из-за моего выбора. Я объяснял ей, что очень хочу помочь и буду помогать изо всех сил, что автомастерская не делает меня счастливым, а футболом я наслаждаюсь. И футбол это игра, где все может измениться в любой момент и где карьеру можно сделать очень и очень быстро. Я был юным футболистом, говорили, что я лучший в своей команде, но денег все равно не платили. Только по воскресеньям мы играли матчи с командами разных городов и в случае победы получали небольшие премиальные. Почти все эти деньги отдавал в семью - ведь помимо матери надо было еще содержать двух моих сестер. Отец же, как я говорил, умер. Я пообещал маме, что если с футболом не пойдет я вернусь в мастерскую и слова никогда ей не скажу по этому поводу. Знаешь, это было серьезным стимулом для собственного развития как футболиста (улыбается).   

Ты - домой, ты - остаешься

- Когда понял, что автомехаником тебе не быть?
- Когда подписал контракт с командой под названием "Жанна д`Арк". До этого как-то не особо шло и перспектива вернуться крутить гайки в раздолбанных тачках постоянно витала около меня (смеется). Я прошел все ступени в команде "Диараф", в детской школе которой и приключилась вся эта история. Однако играть в главной команде мне почти не давали, а юношеский контракт выплаты денег как-то не предусматривал, поэтому при первой же возможности я перевелся в третью лигу - в команду "Интер". Там дело пошло повеселее, хотя как ты понимаешь, жили только на премиальные. И вот "Жанна д`Арк", где у меня уже стабильная зарплата была. После этого я приехал к матери и сказал: "Все, можешь больше не работать - вот деньги, и я буду привозить столько каждый месяц. Этого хватит, чтобы ты могла жить спокойно". А после подписания контракта с "Динамо" я и вовсе сказал ей, что ее старость уже обеспечил.

- Почему, кстати, команда называется "Жанна д`Арк"?
- Ха-ха, хороший вопрос. Кто-то рассказывал мне, там какая-то чудная история, только вряд ли я ее сейчас вспомню, извини...

- Но обстоятельства своего перехода в "Динамо" хоть помнишь?
- Конечно! Рассказываю. Я провел отличный год в "Жанна д`Арк" - первый год, что интересно. Мы выиграли чемпионат, я дебютировал за национальную сборную. Сказка! И вот я уже планировал отпуск, когда один из людей, который оказывал мне консультационные услуги по моей карьере, назовем его агентом, вдруг говорит мне: "Паскаль, готовься!". Я не понял ничего, переспрашиваю: "Готовиться к чему? К войне?". А он отвечает: "Тренируйся иди давай - два раза в день, утром и вечером. Просто готовься!". Я ему в ответ: "Ты обалдел, мол? Какие тренировки утром и вечером? У меня позади тяжелый сезон, я отдохнуть хочу". Он на своем стоит: "Паскаль, готовься! Возможно, предстоит просмотр. Где? Пока сложно сказать". Я ему объяснял, что я безумно устал после выматывающего сезона, выиграл золото, дебютировал в сборной и хотел пару неделек поваляться на пляже и просто отдохнуть. А он все повторяет: Be ready, Pascal, be ready (Готовься, Паскаль, готовься - англ., прим.авт). Мол, ты должен быть в оптимальной форме, когда придет время. В противном случае тебя не возьмут.

Надо сказать на тот момент я просто грезил "Пари Сен-Жермен". Это сейчас, когда там денег немеряно, все счастливы туда попасть. А я болел за этот клуб и мечтал за него играть. Не ради денег, а ради причастности к тому, что любил с детства. Ну, я и решил, что агент мне таким образом намекает. И начал тренироваться как сумасшедший. Все партнеры отдыхают по полной, а Паскаль утром тренируется, вечером тренируется, утром тренируется, вечером тренируется... И вот я готовлюсь к вечерней тренировке, звонит агент: "Паскаль, ночью вылетаем". Слушай, я просто в шоке был. Ну, нормальный человек звонить в 5 вечера и говорить - мы вылетаем сегодня ночью? У меня ни вещи не собраны, ничего. Ну позвони ты за 2-3 дня скажи. Нет, ночью вылетаем. Сумасшествие...

Я, конечно, тут же домой побежал, кое-как накидал вещей в сумку, позвонил маме, мол, так и так, я поехал. Что самое смешное, оказалось, что "Динамо" собиралось смотреть не меня. Главной их целью был Жан-Луи Фай - мощный центральный защитник, который мог сыграть и опорного, а я так, "прицепом" шел. "Динамо" искало надежного защитника в центр обороны, а о том, чтобы взять кого-то на край речи не было. Причем порекомендовал нас Ассан Ндиайе - сенегалец из донецкого "Шахтера", с которым работал Прокопенко. Он уехал из "Жанна д`Арк" за два года до меня, но, видимо, связи остались. Ну, в общем, приехали мы в Турцию, где бело-голубые проводили сбор. Сыграли пару матчей. Вдруг, в один из вечеров стук в дверь. Ну, мало ли. Мы с Жан-Луи вместе жили, открываем - там динамовский тренер. "Так, - указывает пальцем. Ты - домой, ты - остаешься!". Тем, кто остается был я...

- Ха-ха, прикольно!
- Мужик, честно скажу первая мысль была такая: "О чем этот хрен говорит вообще?! Какой к черту "Ты остаешься!", если оставаться сюда приехал не я?". Но, оказалось, что все серьезно, и я действительно остаюсь в "Динамо". Потом, когда прилетели в Россию, я подписал контракт с клубом.

- Большой?
- На пять лет. "Динамо" решило подстраховаться и прописало мне максимально возможный срок. Меня это мало волновало. В итоге, отыграл за бело голубых 4,5 года (Жан-Луи Фай карьеры не сделал. По крайней мере серьезной. Играл в Сенегале, одно время выступал за команду Экваториальной Гвинеи. Сейчас до сих пор играет - в высшей лиге Сенегала - прим.авт). 

- Долго думал подписывать соглашение или нет?
- Вообще не думал. Там все за меня решали. Все что я знал - твой контракт на пять лет, ты будешь получать столько-то, если будете выигрывать - еще столько-то. Подпиши здесь, здесь и здесь. Спасибо, добро пожаловать в "Динамо". Вот и все мои размышления (смеется).

- Контакт с новыми партнерами быстро нашел?
- Да, довольно быстро. В основном общался с Эдиком Корчагиным и еще был такой полузащитник в тот момент, звали его Иван. Фамилию не помню (серб Вукоманович - прим.авт). Они понимали французский, поэтому, конечно, мне было легче всего с ними общаться. Еще немного по-французски говорил бразилец Альберто, был у нас тогда такой форвард. Но вообще адаптировался быстро - у меня был учитель русского, и я посещал его после тренировок. Но что-то он мне разонравился - на тренировках я учил язык быстрее.

- Трехмесячные сборы, характерные для российских команд, не загнали тебя в депрессию?
- Мэн, это реально сумасшествие. Я ненавидел этот момент - 2 недели тренировок, набираешь игровую форму, потом назад в Москву, где теряешь игровую форму. И так несколько раз, в течение трех месяцев. Мой Бог, это было реально жестко...

Остаться уговаривали всей командой

- Виктор Прокопенко тогда тренировал команду. Твое мнение о нем?
- Я любил этого тренера и наслаждался его тренировками. Говорят, он умер...

- Да, в 2007-м году...
- Боже, какая жалость. Я не хотел верить. Он был классный, правда классный. И как человек, и как тренер. Он к каждому умел найти подход, неважно новичок ты или нет, ветеран или молодой игрок, иностранец или местный. По сути, он стал моим первым тренером здесь, в Европе, и очень многое мне дал, как игроку. До этого я играл в какой-то свой футбол, а здесь я стал понимать, что такое тактика, когда можно идти в отбор, а когда стоит просто загнать соперника в безвыходную ситуацию.

Например, перед началом сезона он сказал мне: "Паскаль, ты хорошо тренируешься и заслуживаешь места в составе. Но ты пока не готов сразу начать играть, в первую очередь ментально. Поэтому стартовые три игры ты пропустишь, просто посмотришь в какой футбол здесь играют и что такое вообще российский чемпионат". И он был прав, действительно очень полезным для меня оказалось сперва взглянуть на местный футбол со стороны, подумать "А как бы я сыграл в этом эпизоде?". При этом уже на самом старте сезона были матчи с "Торпедо" на какой-то странный кубок (Кубок Премьер-Лиги - идею его проведения подал тогдашний Президент "Зенита" Виталий Мутко, этот клуб и стал его победителем, за что в народе получил меткое прозвище "Кубок Мутко". Турнир проводился в дни матчей сборных, многие команды выставляли дубли, интерес был никакой и более РФПЛ этот турнир не проводила - прим.авт), и я даже забил гол в той игре. Да-а, в дебюте. Забавно было.

Еще Виктор шутил много. Я сейчас, правда, не вспомню уже ничего, тем более не понимал тогда языка, зато в голове засела фраза, которую я выучил одной из первых на русском: "Так братцы, так братцы!". Я тогда не понимал, что это значило, но звучало здорово (улыбается).

- Насколько знаю, буквально на одной из первых тренировок здесь в Москве у тебя случился какой-то конфликт с Виталием Гришиным из-за которого ты даже начал паковать вещи домой...
- Угу, мы ведь даже подрались. Была тренировка и в конце двусторонка. Гришин - левый полузащитник, я - правый защитник. Оказались в разных командах, ну, я под него и подкатился. Жестко подкатился, не скрою, но ничего из ряда вон выходящего. Надо понимать, что на поле у меня нет друзей. Вне поля - без проблем, дружу со всеми. Но на поле - нет. Я в белом, ты в синем, извини, друг, это игра. Да и не сказал бы, что подкат был какой-то совсем уж жесткий. А он встал и набросился на меня с кулаками. Этого я не понял. После чего сказал: "Всем спасибо, я поехал домой. В Сенегал".

- Правда, что вся команда уговаривала тебя остаться?
- Да, это так. Подходили, успокаивали. Не, правда, ну что за фигня? Я делаю подкат, нормальный игровой момент, так нет - человек встает и начинает драться. Не поверишь, у меня слезы в глазах стояли в раздевалке - настолько обидно было. Свой же игрок и так себя ведет. Ладно, проехали.

- Прокопенко в тот год фактически создал новую линию обороны - ты справа, сербы Батак и Танасиевич в центре, Коваленко слева...
- Будешь смеяться, но с Йованом я тоже дрался (улыбается). Это было в самолете, мы летели на какую-то игру - сейчас уж и не помню какую. Помню только, что это были первые мои месяцы пребывания в России. Я спокойно сидел в салоне, никого не трогал, Йован же балагурил вовсю. Он же разговорчивый такой парень. И вот я уж и не знаю к чему и что он там такого окружающим рассказывал, как вдруг он машет руками в мою сторону и я отчетливо слышу: Fuck you и Fuck off. Я ему говорю: "Йован, ты обалдел? Я с тобой нормально общаюсь, это что за фокусы?". Он не понимает, я позвал Ивана, мол, так и так, объясни Танасиевичу, что слова Fuck you или Fuck off в мой адрес нельзя произносить даже в шутку. Йован еще страшно удивился, мол, почему это. В общем, немного пободались мы на этой теме. С тех пор все ок (смеется).

- Вспоминая игру Паскаля Менди за "Динамо", я отчетливо помню твой фирменный прием - подкат в стиле прыжка двумя ногами вперед.
- (смеется) Да, я так делал постоянно. И ведь работало - мяч отбирался. Да, много слышал на эту тему разговоров - мол, опасно, опасно. Не знаю, я никого не сломал этими прыжками, а удалили меня всего раз. И то не по делу! Мы играли против "Зенита" там, на выезде. В первой игре мы питерцев прихлопнули 7:1 и в ответной встрече их игроки только что землю не ели, чтобы нам отомстить. Стадион бесновался, требуя реванша, их игроки носились по полю как сумасшедшие. И вот я чисто отбираю мяч у Аршавина этим приемом, который ты описал, и что же я вижу? Желтую карточку, которая становится красной потому, что для меня она вторая. На 11-й минуте игры! Мужик, это бред! Чистый отбор и до свидания, Паскаль. К чести партнеров они тогда выстояли, мы сыграли вничью в меньшинстве. А специальная комиссия потом признала, что удалили меня ошибочно. Что характерно, Прокопенко после матча мне ни слова ни сказал, что якобы я подвел команду или что-то такое.

Боже, какой же ты черный!


- Старт твоей карьеры в "Динамо" был омрачен весьма неприятной историей...
- Ты про нападение на меня? Это ведь случилось в день, когда я дебютировал за "Динамо" и забил гол. То было воскресенье (Паскаль ошибся - суббота. прим.авт), мы сыграли матч, я удачно отыграл, забил, в общем был в приподнятом настроении. Знаешь, мой дом был всего в пяти минутах ходьбы от стадиона, я и представить себе не мог, что такое может случится. В общем, иду домой, все хорошо, расслаблен. И тут я чувствую на себе чьи-то взгляды. Оборачиваюсь - идут трое. Ну, идут и идут, мне-то что? У них свои дела, у меня свои. Вот мы и идем, просто пути совпали. Тут один подскакивает, как ударит меня. Черт, мужик, это было больно! Тут подлетает второй и тоже бьет. Я один, их трое - какие у меня шансы? Каким бы крутым ты не был, против троих тебе не устоять. В итоге схватили мою сумку и убежали. Там была только моя игровая форма...     

- Что дальше?
- У меня истерика. Я возвращаюсь в клуб и начинаю орать, что в гробу я все видал, дайте мне билет на самолет я лечу домой в Сенегал. Тогда в клубе работал парень, который говорил по-французски, его звали Валера. Он-то и принял основной удар от меня. Не, ну правда - я не мог уложить это никак в своей голове. Ты только приехал, сыграл, забил гол и тебя тут же поздравили с началом новой жизни - избили и ограбили. Поэтому я сказал Валере: "Все, что я хочу - уехать домой! Не-мед-лен-но!". (Смеется) Сейчас-то мне смешно, но тогда я реально был на взводе. К чести Валеры тот и не думал меня слушать и проверять наличие билетов на рейсы в Дакар. Наоборот, активно меня успокаивал.

- И клуб дал тебе телохранителя?
- Ага, это был парень, которого звали Андрей. Слушай, это вообще. Он был безумен - и как водитель, и как человек! Мы с ним такое творили... (подозрительно долго смеется)

- Расскажешь?
- Не-ет, не стоит (смеется). Еще помню Рома Березовский меня иногда подбрасывал до дома - мегаспасибо ему.

- Он сейчас как раз в "Динамо".
- Да, знаю. Смотрел недавно игру бело-голубых по телевизору, вы сыграли 0:0 с ЦСКА. И видел Рому в кадре - он остался в запасе. А в воротах играет Антон - я знаю его. Он как раз в дубле начинал, когда я там тусовался летом 2006-го года. Еще Лео Фернандеса знаю - он как раз пришел в клуб той зимой, и Гранат, номер 13. Вырос в классного защитника, молодец.

- В Беларуси у тебя таких проблем с личной безопасностью не возникало?
- К счастью нет. Хотя иногда сталкиваюсь с расизмом. Один раз был случай как раз в том месте, где мы сейчас сидим. Я забежал в этот торговый центр закинуть денег на телефон. И столкнулся в дверях с каким-то жутким типом, который был, конечно же, пьян. Причем сильно пьян. И вот он смотрит на меня и говорит: "Боже, какой же ты черный! Откуда ты такой вылез вообще?". После чего спокойно попросил меня купить ему водки. Я тебе честно скажу - у меня просто крышу сорвало на этом. То есть он напился и начинает мне какие-то претензии предъявлять по цвету моей кожи, а потом еще и просить на выпивку? Ну я и заорал: "Них..я я тебе не дам, сука! Пошел ты на х..й, я тебе сейчас, гад, покажу!". И я ударил его. Да, клянусь, ударил, не сдержался. Тут же прибежал охранник, стал успокаивать, мол, ребята, не надо. В общем, на этом все и закончилось. Но осадок остался.

- Если я приеду в Сенегал у меня будут проблемы из-за того, что я белый?
- Пф-ф, никаких. Мэн, я видел массу народа в Сенегале с белой кожей - у них не было проблем из-за этого. Вот в свой последний визит на родину я был в городе Мбур. Господи, я даже и не представлял, что в Сенегале так много белых (улыбается). И никакого расизма. Так что приезжай - все в порядке будет.

- Подозреваю, что первые слова, которые ты выучил в России были матерные?
- Да, мат (Паскаль слово "мат" произносил по-русски и с каким-то особенным упоением - прим.авт), первое слово было матом было. Но вот на поле я никогда не ругался. С началом игры я "забывал" все эти слова. Вот читал у вас тут игрока дисквалифицировали за ругань в адрес арбитра (Самедов - прим.авт). Это правильно - бесполезно судье что-то говорить, тем более матом. Это не поможет, а вот ситуацию может ухудшить. Так что я не ругаюсь матом с судьями. Хотя, конечно, не всегда понимаю их решения. Вот в том году мне дали 3 матча дисквалификации после игры с "Шахтером" (Солигорск - прим.авт). У меня второй год подряд с ними конфликты. Два года назад, когда соперники не соблюли правила фейр-плей, на мой законный вопрос What about fair-play, man? их игрок назвал меня "обезьяной", да и еще показал неприличный жест - согнул в локте одну руку и положил на нее другую. Кажется, по-русски это называется "фак". А в прошлом году мы с их футболистом после игры разошлись в оценках одного эпизода, я дотронулся до их игрока, как стоявший рядом с ним другой футболист вдруг сказал: "Убери руку, обезьяна!". Нет, ну нормально? Я горжусь быть черным, но я не обезьяна, черт возьми. Естественно, я полез в драку...

Или я убью Коромана, или он меня

- Я прочел, что главным твоим учителем русского матерного был Владимир Бесчастных...
- Ты знаешь этого парня? Он очень классный футболист, очень. Но говорил он... (следующая фраза по-русски) Каждое слово матом. Каждое! Правда, я это потом понял. Он часто повторял одни и те же слова, поэтому я быстро их запомнил. А потом как-то встретились с приятелем из Сенегала, ну, я и решил козырнуть словарным запасом. У парня сразу улыбка с лица ушла: "Господи, Паскаль, никогда больше не повторяй эти слова!" (смеется). Скажи мне, мой друг, чем сейчас Бесчастных занимается?

- Работает тренером в "Спартаке". Детским...
- Да? Боже правый! Думаю, матом его игроки ругаются намного лучше, чем играют в футбол (смеется). Володя научит. Не, я серьезно, мужик, не понимаю как можно было столько ругаться. В его речи было невероятное количество матерных слов. Катастрофа...

- А английскому ты где научился?
- В школе я его не учил. Но у меня было три учителя в "Динамо" - ганец Гьян и нигерийцы Овие и Энакархире. В этих странах английский официальный язык, вот я и подтянулся. В "Динамо" же по-французски редко кто говорил, поэтому мне приходилось подстраиваться. Энак немного говорил, а в мой последний год появился Алексей Смертин. Ух, что это был за игрок. Он перекрывал в центре все. А если вступал в отбор - до свидания. Помню Данни после первой двусторонки против Смертина сказал - очень крутой игрок, если в твоих оппонентах Смертин, то у тебя нет шансов. 

- Возвращаясь к "Динамо" образца 2003-го года. Первая половина сезона - это был лучший футбол в твоей карьере?
- Мы тогда были очень хороши, это правда. Я только начинал на таком уровне, многое в диковинку было, кидался двумя ногами вперед на соперников (улыбается). Но играли классно. Вспомни - порвали "Зенит" 7:1, перед этим вынесли "Уралан" 5:1. О нас говорили все - о, "Динамо", как здорово они играют. Увы, тот сезон мы завершили неудачно. Что-то вроде 7-го места, не помню сейчас точно, но ничего почетного уж точно.

- Болельщики считают, что уход Огньена Коромана летом того года в "Крыльях" сломал команду...
- Что я могу сказать однозначно - в тот год Короман был неподражаем. Играл, как Бог - отдавал отличные передачи, сам забивал, успевал везде на поле. Он ведь все еще в "Крыльях" сейчас, да? Не знаю я на счет его ухода, не думал об этом. Игра команды изменилась, конечно. Вообще, будешь смеяться, но с Короманом я тоже дрался.

- Как, и с ним тоже?
- У нас никогда не было с Огньеном каких-то взаимоотношений. Обычно мы общались на уровне "Привет-пока". Короман классный игрок, но как человек... Знаешь, иногда он слетал с катушек. Вот, например, играли с "Сатурном" - на выезде. Премиальные - 10 тысяч долларов за победу. Круто! Все мотивированы. Ок, играем. Играем, играем, играем, я совершаю ошибку. Короман ко мне подбегает и как начинает орать на меня на весь стадион, что я такой-рассякой. Нормально, нет? Я затаил обиду. При первой же возможности прошу Альберто, сидевшему на скамейке, сказать тренеру, чтобы никого в раздевалку не пускал. Там будут только я и Короман, а там уж или я его убью или он меня.

Я залетаю в раздевалку первым, следом входит Огньен, я беру свои ботинки и как брошу в него. Ну, и началось. Бум, бум, бум. А потом сказал тренеру: "Я не хочу продолжать матч!". Тот так и опешил: "Ты что, больной?! А ну пошел на поле быстро или сейчас домой поедешь, в Африку". Я понял, что погорячился. Вышел, конечно, отыграли, выиграли. Получил 10 тысяч - это большие деньги, неудивительно, что нам всем сносило крышу. Но Огньен... Не та персона, что я люблю вспоминать. Какие были причины его ухода - я не знаю и знать не хочу. Как отразился уход, можно сравнить по таблице. Но игрок был классный.

- С нового сезона команду возглавил одиозный чешский тренер Ярослав Гжебик. Твое мнение о нем?
- Фанат физической подготовки. Такое впечатление, что мы готовились не к чемпионату России по футболу, а к чемпионату Мира по бегу. Помню сбор был, на котором мы только и делали, что бегали. Без конца. Поэтому, наверное, в чемпионате мы в основном бегали, а не в футбол играли, к сожалению. Вообще у меня неоднозначные впечатления от Пана остались, скажу больше - мне он не нравился как тренер. Привез кучу своих соотечественников - центрального полузащитника Гашека и двух крайних хавов, из которых я помню как звали только одного - Збончак. Эти чехи были не сильнее тех, кто уже был в команде, однако для Гжебика они были просто святые. А-а, не хочу вспоминать даже... Он не нормальный, я тебе так скажу.

- Тем не менее, можешь объяснить почему вы так повалились-то после относительного нормального старта?
- Я бы выделил один момент - если ты тренер и пришел в новую команду, то не надо ставить своих протеже выше тех, кто уже есть в команде. Все игроки видели, что Гашек, которому на тот момент было хорошо за 30, не тянет. Но Гжебика это не волновало. Вот и получалось, что мы практически каждый матч в меньшинстве играли. Но тренера это мало трогало, он все носился со своими чехами. В итоге говорить о какой-то там единой команде просто смешно. Ее не было, что на поле, что вне его. Вот и вся причина. Давай дальше, не хочу о нем говорить.

На выборах капитана проголосовал за себя


- Когда "Динамо" оказалось в кризисной ситуации команду доверили Виктору Бондаренко...
- А-а, Виктор! Отличный тренер! Но безумный! И очень забавный (смеется). На тренировки ходил с громкоговорителем. Господи, как же он зажигал. Я веду мяч он орет: "Иди, иди, иди, Паскаль!", только потерял: "Иди на х..й, Паскаль!". Нормальный человек? (смеется) Он был безумен!  

- Наверное, когда он пришел ты сразу приободрился? Он ведь в Африке работал...
- Да-да, он мне с первой же беседы дал понять, что к черным ребятам вроде меня относится хорошо. Он вообще практиковал индивидуальные беседы - видимо, это было одной из его мер по преодолению психологической ямы, в которой мы оказались. В общем, хороший тренер и многое делал правильно, но времени у него было немного, поскольку турнирная ситуация диктовала более радикальные шаги.

И пришел Олег Романцев.
- Да, тренер из "Спартака". Хороший, но... Не безумный! (улыбается) Хотя мне нравился. Интересные тренировки были, много работы с мячом, "физика" после Гжебика нам была уже не нужна (улыбается). Так что да, тренер был неплохой. Еще психолог хороший. С другой стороны у него была такая "фишка" - он не принимал во внимание тот факт, что игрок мог неудачно сыграть. По крайней мере я на себе это ощутил. В его дебютном матче с "Динамо" против "Ротора" я вышел играть в старте, при этом тренер видоизменил построение в обороне - сзади нас страховал Батак, а так, фактически, мы играли в три защитника (Паскаль описывает схему игры в обороне с "либеро" - прим.авт). Ну, у меня были серьезные проблемы в той игре - мне было непривычно и "Ротор" так меня отвозил. Да и в целом не лучший матч у меня получился, я еще и удалился. И Романцев тут же сделал вывод - я больше не играл. Он не захотел принять во внимание различные привходящие факторы. Неудачно сыграл? Отдыхай. Однако он спас тогда "Динамо" от вылета, это стоит признать.

И, наверное, мог добиться еще чего-то, но зимой приехала целая колония португальцев.
- Мэн, это была жопа! Мы съездили в декабре на сбор в Сочи - все было хорошо. Большой Бу (Булыкин - прим.авт) даже забивал. Казалось, строится команда. А потом у Федорычева оторвало крышу. Считай сам - Данни, Дерлей, Коштинья, Манише, Сисеро, Фрешо, Жорже Рибейро, Сейтаридис, Луис Лоурейро, Нуну... Мужик, это же российская лига, не португальская! Как можно привозить десять, десять, черт возьми, человек из Португалии? На что был расчет? Конечно, говорить о каком-то нормальном микроклимате в команде не приходилось. Одна история на эту тему. Зима 2006-го года - главный тренер Семин. На последнем сборе выбираем капитана. Русские голосуют за Овчинникова, португальцы за Нуну. Матерь божья, а что делать нам с Гьяном? Мы не относились ни к одной из группировок. В итоге Баффур написал себя, а я - себя (смеется). Но мы, конечно, не выиграли те выборы. А там в итоге дело до драки дошло, два черных парня всех успокаивали. Сумасшедшее времечко.

При этом из всей этой шушеры португальской я уважал только Данни. Только. Он и как игрок себя сразу показал, и как человек. Не выпендривался, ничего - видно было, что он приехал играть в футбол. С другой стороны Данни не знал русского языка, конечно, общался со своими и те на него здорово влияли. Но он все равно выделялся. О других же португальцах могу сказать только, что как игроки они были хороши. Очень хороши. Но вот как люди... Вспомни Манише? Он же не играл в гостевых матчах вообще! Чуть подходит время отправляться на выезд - ой, у меня тут болит, ой, я не могу, у меня травма. И сравни с Данни - тот ездил всюду, не жаловался, в каждом матче бежал, отдавал или забивал. И Данни до сих пор играет и он в порядке. А где Манише? После "Динамо", считай, закончил с футболом. То-то.

- Общался я с Манише пару месяцев назад - он круто изменился, стал толстым и веселым. А вот Коштинья таким и остался.
- Да ладно?! Ха-ха, забавно, Манише изменился. Про Коштинью же я тебе такую историю расскажу. После нескольких первых дней в России он собирает команду в одном развлекательном заведении - без тренеров, без администраторов и персонала. Только игроки. Сидим, едим, пьем - как говорится по-русски веселье течет рекой. Ок. Тут Коштинья заказывает гигантский такой стеклянный бокал. Очень больших размеров. Приносят и ставят в центр стола. Он просит официантов заполнить эту чашу кажется пивом. Заполнили. Угадай, что было дальше? Он собрал часы у всех игроков и побросал их в эту чашу. Чтобы определить настоящие у тебя часы или подделка. Сумасшествие... Если часы продолжали ходить после этой экзекуции - значит, настоящие, и он возвращал их владельцу. Если нет - извини, брат, подделка, и он их просто выбрасывал. Как мусор...

- А если часы не водоустойчивые?
- Не смеши, мужик! Думаешь, его это волновало?

- Весело, однако.
- Вот-вот. Как ты думаешь тренер мог справиться с такой ситуацией? Я не знаю. У Романцева точно шансов не было. Португальцев он был вынужден ставить, я даже думаю, что видимо это было навязано сверху. С другой стороны в 2005-м году я помню Романцева, как очень тихого тренера. В том смысле, что он был с нами только на тренировках. На них он нам что-то объяснял, общался с нами, тренировка закончилась - Романцева уже нет. Так что он просто плыл по течению, как мне кажется. По крайней мере я не видел того, что он пытается переломить сложившуюся ситуацию в команде.

- Поэтому и продержался недолго. После чего пришел Кобелев.
- (делает неповторимый звук, четко демонстрирующий разочарование) Кобелев, Кобелев... Это ведь он меня выставил на трансфер...

- К этому мы еще вернемся, Паскаль, расскажи про его первый опыт в роли и.о.
- Ну, до этого он долгое время работал помощником. Поэтому хорошо знал игроков и представлял их возможности. В случае с увольнением Романцева это был оптимальный ход - доверить команду Кобелеву. В отличие от Олега Андрей как раз плотно с нами общался и главное, что он сделал - больше доверял местным игрокам. Впрочем, меня это не коснулось - конкурентов на мою позицию было очень много.

- Вся эта катавасия происходила во времена президентства клубом Алексея Федорычева. Доводилось с ним встречаться?
- Лично с Федорычевым мы никогда не общались, более того, я ни разу его не видел живьем. Но от него как-то приезжал его помощник, крупный человек из Fedcom. И с ним я общался. Мне показалось, что это адекватный человек и в Fedcom искренне верили в то, что они делают из "Динамо" суперклуб. Но не такими же методами его надо было создавать! Нельзя привезти в другой чемпионат 10 пусть и высококлассных, но иностранных игроков и ждать, что они тут же выиграют все на свете. Так не бывает, это футбол. Ну, привези ты двух, трех игроков - все больше пользы будет. Но десять... А их желание иметь португальского капитана это вообще чудеса. Как в русской команде может быть капитан иностранец? Чушь же.

Семин постоянно спрашивал: Как ты мог ошибиться?

- Ну что ж, давай вспомним Иво Вортманна - следующего наставника бело-голубых.
- Во-первых, Иво не говорил по-русски. Он знал португальский и мог изъясняться по-английски. Таким образом, почти все русскоязычные игроки Вортманна не понимали. Второе. Иво - это тренер, при котором я не играл вообще. Только в последней его игре, кажется, он поставил меня в старт. Причем правым полузащитником. Вортманн отдавал предпочтение иностранным игрокам до которых он легко мог донести свои идеи. Это же кажется при нем мы вышли на какой-то матч вообще без русских футболистов. Я тоже не попадал в состав, потому что у Иво на моей позиции играли то Фрешо, то Сейтаридис. При этом, мужик, честно - я не понимал почему я сижу, а они играют. Да, они крутые футболисты, понавыигрывали в своей карьере, игроки сборных. Но я видел, что играют эти парни не сильнее меня...

- Поговорить с Вортманном не пробовал на эту тему?
- Нет, что ты. Он - тренер, я - игрок. Как он решит, так и будет. Моя же задача просто тренироваться - все, что я хотел бы сказать тренеру я говорил ему на тренировках своими действиями. Мэн, я тренировался на износ. Но Иво не обращал внимания.

- Психологическая обстановка в команде...
- (перебивает) Была далека от идеала. Помнишь, наверное, ту историю, когда подрались Жорже Рибейро и Колодин. Черт, я хорошо помню этот день. Колодин сделал подкат под Манише на тренировке и тому это жутко не понравилось. Он же суперзвезда, никому не позволено делать подкаты под него. Рибейро - брат Манише, тут же подбежал и набросился с кулаками на Колодина. Конечно, он был не прав. Да и Манише был не прав. Тогда такой ад в коллективе был.

- Ты-то не боялся подкатываться под "великих" португальцев?
- Мужик, я никогда ни под кого не боялся сделать подкат. Зовут тебя Манише, Фрешо или даже Месси - я и секунды не буду думать, отбирать у тебя в подкате мяч или нет. Конечно, отберу (улыбается). Поэтому воспринимаю ту ситуацию дикой.

- С приходом на пост главного тренера Юрия Семина надо полагать изменилось немногое.
- Семин? Тренер из "Локомотива"? Он был забавный. Помню играли на кубок с "Крыльями" из Самары здесь, в Москве. На синтетическом поле (Паскаль имеет в виду МСА - прим.авт). Дима Комбаров еще забил невероятный гол. Классный парень был, тоже такое вытворял... (смеется). Так вот. Я сделал в том матче какую-то ошибку - сейчас, к сожалению, не вспомню уже какую. Но ошибся. С того момента моя жизнь на некоторое время превратилась в маленький ад. Мало того, что каждый раз, когда я пробегал в той игре мимо тренерской скамейки Семин кричал мне "Как ты мог ошибиться?", это же продолжилось и после матча, а самое главное на следующий день, когда мы собрались на базе. О мой Бог! Каждые пять минут он подходил и спрашивал меня: "Нет, все-таки ты объясни мне - как ты мог ошибиться в том эпизоде?". Я ему говорю: "Коуч, это футбол - все ошибаются". Проходит еще пять минут опять Семин идет: "Нет, ну как? Как ты мог ошибиться в том эпизоде?" (смеется). Сумасшествие...

- Нашел правильный ответ на вопрос "Как же все-таки ты мог ошибиться в том эпизоде?"?
- О, мэн, не начинай (смеется). Ну, ошибся. Ты - тренер, считаешь, что я сделал что-то не так - накажи меня, не ставь на следующую игру. Но Семин поставил.

- Однако результаты оставляли желать лучшего.
- Да, это так. Семин доверял мне, при нем я играл. Но у нас не было команды. Та история с выборами капитана окончательно развалила коллектив. В "Динамо" на тот момент был просто набор очень качественных футболистов. Но на поле все играли в свой футбол. Один за всех и все за одного - это явно не про то "Динамо". Как результат - поражение за поражением.

- Был еще момент, когда команде перестали платить деньги.
- Да, я еще очень удивлялся почему. Ты Президент клуба, ты заинтересован в хороших результатах команды. Но если ты не платишь своим игрокам - что от них можно ждать?! Помню Заварзин как-то объявил в такой ситуации - пока денег нет, но если кому-то очень надо, то он может приехать в клуб, и я лично выдам ему деньги. И я поехал. Приезжаю, Заварзина нет, меня принимает клубный бухгалтер. И знаешь, что он мне говорит? "Денег не будет, Паскаль! И никаких распоряжений на этот счет мне не поступало". То есть как так можно? Говорить одно, а делать другое... 

- Говорят, в особо трудные времена Сергей Овчинников давал из своих запасов молодым.
- Босс? Возможно, я не слышал ни о чем таком. Но как человек он классный, так что все может быть. Он, кстати, работал здесь с "Динамо" Минск - мы встречались, мило побеседовали. Удачи ему во всем.

Короче, ты на трансфере, Паскаль

-Вот мы плавно и подошли к моменту твоего ухода из "Динамо". Как узнал, что ты на трансфере?
- Кобелев сказал мне об этом. Три черных парня узнали о своем новом статусе в клубе одновременно - я, Баффур и Сисеро. Сис, правда, потом еще задержался у Кобелева на 1,5 года. Мы готовились к матчу против ЦСКА, была тяжелая тренировка. И после нее Кобелев подозвал меня и сказал: "Ты хороший игрок, но гарантировать тебе места в составе я не могу. Короче, ты на трансфере, Паскаль".

- Был в шоке?
- Конечно, я был в шоке - это все так неожиданно на меня свалилось. Но я не сказал ни слова. Раз так тренер решил - что ж, так тому и быть. Как я уже говорил, мнение тренера для меня священно.

- Зато перед отъездом ты дал агрессивное интервью одному из изданий, где сказал, что в Россию больше ни ногой.
- Я? О, кто написал эту чушь?! Все-таки журналисты очень опасные люди, поэтому я нечасто даю интервью (улыбается). Могу сказать только, что от России у меня остались не самые лучшие впечатления - эта страна не очень подходит для жизни таких черных парней, как я. Один раз мне довелось спуститься в метро - господи, сколько же агрессивных и недружелюбных взглядов я на себе поймал. С того момента я передвигался по городу только на такси. Но я не говорил, что больше не вернусь в Россию. У меня остались там хорошие приятели, они постоянно зовут меня приехать, так что может быть вырвусь.

- На момент твоего ухода из "Динамо" предполагалось, что ты перейдешь играть в шотландский "Хартс", с годичной стажировкой в литовском "Каунасе". Однако до Шотландии ты так и не доехал.
- Да, все так. Я подписал контракт с "Хартсом", пробыл там две недели, потренировался. Однако мне нужно было получить разрешение на работу, а с ним возникли проблемы. Господин Романов являлся одновременно президентом как "Хартс", так и "Каунаса". Поэтому он перебросил меня в Литву и в тот же момент занялся вопросами получения мной паспорта одной из стран Евросоюза. Но не получилось.

- И как тебе литовский футбол?
- Забавный. Наверное, я играл за самый сильный клуб страны - в первый мой год мы выиграли титул, во второй - стали вторыми. Отметил бы, что у нас было много иностранцев в команде - грузины, боснийцы, бразильцы. На поле мы могли делать, что угодно - у нас практически не было соперников и наши матчи были почти 100% гарантией победы.

- Получается, ПСЖ осталось несбыточной мечтой?
- Я был там. Да, две недели просмотра. Еще перед "Динамо" - агент устроил мне 2-недельный просмотр в команде моей мечты. Там был тренер Луис Фернандес, и у него был ассистент из Сенегала. Тот знал моего агента на тот момент - его звали Гаэль, он француз. Ну, вот благодаря всем этим заморочкам я и попал в ПСЖ. Я наслаждался своим пребыванием там, и в конце просмотра мне сказали: "Ок, ты хорошо тренировался, мы позвоним тебе". Я не первый день живу на свете, чтобы знать - если тебе говорят "ок, мы позвоним тебе" это значит, что тебе не позвонят никогда (грустно усмехается).    

Успел там подружиться с Бернаром Менди - он француз сенегальского происхождения. К сожалению, утратил его контакты, а раньше так довольно плотно общались.

- Я так чувствую фамилия Менди популярна в Сенегале.
- Очень! Скажу честно - в Сенегале я вообще езжу без водительских прав. И когда полиция меня останавливает мне достаточно сказать: "Привет, парни, я Паскаль Менди!". И все - еду дальше (улыбается). Везде коррупция (смеется). Я играл за сборную, поэтому меня знают.  

- В Беларуси этот трюк не проходит?
- Ха-ха, у меня всегда при себе водительское удостоверение, но водить здесь я не рискую. Зато был забавный случай. У меня есть друг в "Шахтере" - зовут Коля Янош. И вот как-то надо мне было со стадиона добраться до гостиницы после тренировки, и он усадил меня за руль. Господи, я думал в городе чрезвычайное положение объявят - черный за рулем, спасайтесь кто может. Народ в шоке смотрел, как я веду авто, другие машины в ужасе прижимались к обочине. А когда я остановился на светофоре пропустить пешеходов там вообще паника началась. Я им показываю: "Давайте, идите, чего вы встали-то?". Не идут, представляешь? Боялись, наверное (смеется)

- Скажи, карьеру будет заканчивать дома в Сенегале?
- Все задают мне этот вопрос... Я тебе так скажу - я не представляю, как смогу там жить. Каждый раз, когда я приезжаю туда - моя жизнь превращается в кошмар. Живет страна мягко говоря небогато, но все же знают, что Паскаль Менди - футболист и зарабатывает отличные по местным меркам деньги. Поэтому каждый считает своим долгом придти ко мне, назваться моим другом и попросить денег. Естественно без возврата. Паскаль же богатый, у него их много, подумаешь чуть-чуть возьму - не обеднеет. Каждый день ходили - Паскаль, у меня беда, Паскаль, у меня проблема. И просят-просят-просят денег.

Дошло до того, что я начал хитрить. Люди же видят, что когда моя машина припаркована, значит, я дома. Поэтому я стал передвигаться на такси. Как-то уехал на пляж релаксировать и пришел очередной проситель. Знаешь, он не поверил, что меня нет дома. Так пришлось сестре проводить его домой и показать - Паскаль действительно отсутствует. Сумасшествие, мэн, сумасшествие... Так что, наверное, завершив карьеру поеду во Францию жить. Там хорошо.

- Думаю, многим будет интересно узнать, что ты уже давно не являешься правым защитником, а играешь в середине поля...
- Да, мужик, это правда. И в Сенегале, и в "Динамо" я играл строго правого защитника. И вот весна 2008-го года, мой "Каунас" готовится сыграть в финале Кубка страны. Наш тренер (Андрей Зыгмантович - прим.авт) дает предматчевую установку: "Так, ты играешь справа, ты - слева, ты, как обычно, в атаке... Менди?". Да, - отвечаю. "Центральный полузащитник". (после паузы, по-русски) Да, ладно-о...

Боже, я в шоке был, потому что никогда в жизни не играл на этой позиции. А тут финал, серьезный матч и я слышу, что Менди - центральный полузащитник. Не скрою, не сдержался, спросил тренера: (фраза по-русски) "Коуч, ну вот скажи - а почему Менди центральный полузащитник?". Ну, он и ответил, что ему нужен цепкий игрок в середину поля, который сможет закрыть лидера их команды, играющего на позиции атакующего полузащитника. Самое смешное, мэн, что мы выиграли этот матч, а я получил приз Лучшему игроку финала (смеется). Да-а, здоровенный такой кубок. Я вообще обалдел с этих всех событий. Ну, и все - с тех пор Менди центральный полузащитник. (фраза по-русски) Молодец тренер!

- Ну, и последний вопрос, Паскаль. Какой след оставили в твоей жизни 4,5 года в "Динамо"?
- Это было хорошее время для меня. Конечно, найдется, что вспомнить негативное, некоторые из этих вещей мы сегодня обсудили, но это жизнь, в ней всякое случается, поэтому ноу проблем. Бывает. С другой стороны я встретил в "Динамо" одного из лучших друзей в своей жизни - Баффура Гьяна. Он - мегамэн. Я обожаю его и очень жалею, что потерял его контакт. После каждой тренировки мы шли или к нему или ко мне. А в выходные просто тусовались вместе в городе. Но, наверное, с самой большой теплотой я вспоминаю свой первый год в "Динамо" - когда тренером был Прокопенко, когда пришли два этих сумасшедших серба - Йован и Батак. С Йованом мы начали с конфликта, я рассказывал, но потом общались великолепно. Он даже пытался научить меня своему языку (улыбается). Я навсегда запомнил его это "Братэ" (Брат - серб.прим.авт) (смеется). Ну, жизнь продолжается - для меня, для классных парней, что я перечислил, и для "Динамо".  

Пресс-служба ФК "Динамо" Москва благодарит своих коллег из ФК "Торпедо-БелАЗ" Жодино за всестороннюю помощь в проведении интервью.

Источник: Пресс-служба

Гузь Егор
Распродажа
  • ВТБ
  • Марафон
  • Chevrolet