Павел Игнатович: К «Спартаку» теперь отношусь ровно

Пока ведутся привычные разговоры о том, что «Зенит» не омолаживает состав собственными воспитанниками, 23-летний петербуржец, выросший в школе «Локомотива», оказался в составе принципиального соперника. А вложения, сделанные в последние годы боссами бело-голубых, дают понять, что «Динамо» не намерено оставаться сторонним наблюдателем успехов «Зенита». В свое время изрядно насолил «Зениту» Владимир Быстров, чуть раньше сильно обижал сине-бело-голубых еще один бывший свой — Роман Березовский. Но они, в отличие от Игнатовича, стали заметными игроками именно в Петербурге. Павлу же это сделать не помогла даже победа среди бомбардиров молодежных составов вместе с золотыми медалями того турнира. Последующие выступления в Химках, брянском «Динамо» и голы за «Амкар» уже в премьер-лиге к «основе» родной команды его тоже не приблизили. Зато Дан Петреску оценил способности Игнатовича по-другому. А Питер получил интригу «свой против ’’Зенита’’» в новой версии. Да еще и на несколько лет вперед.

В «Амкаре» было хорошо, но ушел, не колеблясь

— Когда впервые узнали об интересе «Динамо» к вам?
— Разговоры об этом были еще в прошлом году. Поэтому когда «Динамо» сделало конкретное предложение, неожиданностью это не стало. Тренируясь с «Амкаром», я знал, что ведутся переговоры.

— О том, кому принадлежит инициатива вашего приглашения, знали?
— Да. У меня была информация, что видеть меня в «Динамо» хочет именно Петреску.

— Сомнения или колебания были?
— Нет. Как только начались переговоры, я сразу обозначил свою позицию: хочу перейти в «Динамо».

— Разве не жаль было покидать «Амкар», о теплой атмосфере в котором вы рассказывали осенью?
— Обстановка в команде дей­ствительно очень хорошая. Кстати, большая заслуга в этом питерского воспитанника Дмитрия Белорукова. Тем не менее в «Динамо» коллектив тоже прекрасный.

— Что по поводу перехода в москов­ский клуб сказали игроки «Амкара»?
— Многие ребята порадовались за меня и поддержали в этом. Сказали, что мне надо расти и приглашение из Москвы очень кстати.

— А с отцом (отец Павла — Геннадий Игнатович — в прошлом защитник «Зенита», бронзовый призер чемпионата СССР — 1980) советовались?
— Да. Он тоже полностью поддер­жал мой выбор. Заметил при этом, что решение я должен принимать сам, но считает, что приглашение «Динамо» нужно принимать. Так как это новая ступенька в карьере, возможность решать более высокие задачи.

— Часто обсуждаете с ним футбольные вопросы?
— Конечно. Наверное, по-другому и быть не может, если родной человек поиграл на высоком уровне. В то же время папа всегда подчеркивает, что это моя карьера и потому определяться должен самостоятельно.

— С каких пор, кстати, так говорит?
— Как я попал в молодежный состав «Зенита», отец начал подчеркивать: мол, я могу прокомментировать игру, подсказать, но на поле выходишь ты сам, так же как именно ты все видишь изнутри. Потому строить свою карьеру надо самому.

— Игнатович-старший переживает за «Зенит» или теперь только за тот клуб, где вы играете?
— Конечно, за мной следит внимательно. Думаю, любой отец желает успехов команде, где выступает его сын. Тем не менее и за «Зенит» он по-прежнему болеет.

С тандемом агентов познакомил Бочаров

— Вы несколько раз переносили разговор. Это из-за суеверия или действительно были какие-то сложности перед подписанием контракта?
— Хотелось дождаться разрешения вопросов с «Амкаром». Они все-таки оставались. Как только мои агенты Михаил Ершов и Владимир Дайнеко все согласовали, я стал открыт для общения. Вообще роль своих агентов отмечу особо: за полгода сотрудничества они сделали для меня очень многое. Мой переход в «Динамо» — это наш общий прорыв.

— Они менее известны, чем многие другие представители агентского бизнеса. Как с ними познакомились?
— Ребят порекомендовал Никита Бочаров. Я в то время был без агента. Пообщавшись с Мишей и Вовой, отметил, насколько профессионально относятся к делу. И еще впечатлило, что они свою работу строят на понимании и доверии. Это вообще самое главное в отношениях между агентом и футболистом.

— Не смущало отсутствие у них громкого имени?
— Абсолютно нет. Может, Дайнеко с Ершовым пока не столь извест­ны, как их коллеги, пусть клиентов у них не так много, тем не менее все выступают на хорошем уровне. Кроме того, для меня важно, что они ведут игроков от и до. Делают все для развития их карьеры, а не озадачены единственным желанием — заработать на футболисте.

— Раз поменяли агента, значит, сталкивались именно с таким?
— Сейчас не готов обсуждать своих бывших агентов. Могу только заверить, что отношения со всеми из них были хорошими и расставались мы нормально. А про Ершова с Дайнеко скажу: любому футболисту понравится, если агент звонит и спрашивает о здоровье и делах родителей. Бизнес есть бизнес, но когда к тебе относятся с душой, очень приятно. Меня это в них сразу подкупило.

— Они как-то распределяют обязанности между собой?
— Скорее просто дополняют друг друга. Оба отлично подкованы и в юридических аспектах, и в футболе. Интересы игроков представляет именно их тандем.

— Кто у них самый известный клиент?
— Владимир Дядюн, например. Хлебосолов сейчас подписал контракт с дрезденским «Динамо». Не  знаю, есть ли кто-то из московских клубов, не уточнял. Повторю, клиентов у них не так много, но работают ребята на совесть.

 

Беседа с Петреску

— С кем из сотрудников «Динамо» познакомились первым?
— С помощником президента. Она ввела меня в курс дела, помогла разобраться с бумагами. Потом уже пообщался со всем руководством. Вообще, признаюсь, организация дела в «Динамо» впечатлила. Заметно, что здесь все на более высоком уровне.

— Медосмотр сколько времени занял?
— Проходил его в течение двух дней. В первый — пять часов сдавал анализы. А во второй — тест на дорожке. Признаюсь, тяжело пришлось (улыбается). Я хоть и тренировался уже почти неделю до медосмотра, но вот на дорожке по­трудился основательно. Тем не менее результат оказался выше среднего. Даже слегка удивился.

— Кого из динамовцев знали до прихода в команду?
— Получше тех ребят, с кем играл в «Химках», — Березовского, Чичерина, Юсупова. Остальных знал поменьше. Но уже познакомился и с ними. А с Денисом Колодиным так вообще очень хорошее общение сразу сложилось.

— Какой-нибудь ритуал знакомства с командой был?
— Перед тренировкой Петреску представил меня ребятам. А они, как обычно, поулыбались и поаплодировали. Сказали: «Welcome, Павел». А потом — за работу.

— С главным тренером ознакомительная беседа состоялась заранее?
— Как раз нет. Подробно побеседовали с Даном уже после тренировки.

— О чем разговаривали?
— Тренер спросил о самочув­ствии, выяснил, сколько дней я до этого тренировался. Ну и поинтересовался, на какой позиции я хотел бы играть.

— Мы как раз на днях в редакции спорили, как вас правильнее называть: полузащитником или все-таки нападающим?
— Справедливы оба варианта. Просто удобнее всего мне играть слева. А вот в средней линии или в атаке — не принципиально.

— Петреску обещал использовать вас именно на этих позициях?
— (Смеется.) Нет. Ни один тренер таких обещаний не даст. Все зависит от работы самого футболиста.

 

«Зениту» доказывать нечего

— Румын говорил, какие требования у него основные?
— Я это заранее знал. Ребята из «Кубани» рассказывали. Дан — профессионал высочайшего уровня, и для него крайне важно, чтобы футболисты выходили на тренировки и матчи, полностью отбрасывая посторонние мысли.

— А в бытовом плане?
— По этому поводу специальных разговоров не было. При этом Петреску сказал, что его дверь для меня всегда открыта и я могу с ним обсудить любой вопрос.

— Играя за «Амкар», вы говорили, что встреча с «Зенитом» для вас не будет принципиальной. Но «Динамо»-то наверняка совсем другое дело?
— Матч с «Зенитом» будет для меня особенным только потому, что интересно сыграть против столь сильной команды. Всегда подстегивает возможность проверить свои силы против чемпиона страны, команды, постоянно претендующей на медали. А доказал я что-то, перейдя в «Динамо», самому себе. И дальше должен думать не о чем-то постороннем, а чтобы соответствовать требованиям наставника и как чаще радовать болельщиков.

— И все же вы понимаете, что ваш переход в амбициозный московский клуб может в очередной раз всколыхнуть разговоры о недоверии «Зенита» местным воспитанникам?
— Такое периодически случается, когда кто-то из питерских ребят переходит в хорошую команду. Что касается «Зенита», то я не знаю, почему клуб меня не оставил, а продал в брянское «Динамо». Тем не менее хочу подчеркнуть: никогда не буду ничего плохого говорить о «Зените». Это клуб, где я начал профессиональную карьеру, Петербург — мой родной город, и для меня важно, чтобы там обо мне думали хорошо. «Зениту» я благодарен так же, как и всем другим командам, в которых поиграл и вышел на более высокий уровень. Ведь получилось так, что меня продали в брянское «Динамо», а это оказался путь в московское.

 

Лига Европы еще вполне реальна

— Перед игроками озвучили четкую задачу на весенний этап чемпионата?
— Пока таких разговоров не было. Думаю, об этом пойдет речь ближе к возобновлению сезона. Можно ожидать, что ориентировать нас будут на попадание в Лигу Европы. Думаю, это вполне реально.

— На кого из ваших бывших тренеров Петреску похож больше всего?
— Не могу найти сходства. Даже с учетом того, что я успел поработать и с иностранцами, которые в чем-то схожи. Тем не менее все тренеры разные. Дана выделяет повышенная эмоциональность. И мне это очень импонирует. Его переживания всегда на стороне своих игроков. Приятно, когда тренер постоянно живет игрой, подсказывает, помогает.

— А футболистам разве не достается из-за его эмоций?
— Нет-нет. В том-то и дело, что эта поддержка направлена именно на помощь, а не ругань.

— Как успехи Дана в русском?
— Как я понимаю, он еще в процессе изучения. Но пару слов Петреску знает уверенно.

— Нецензурных?
— Как раз нет (улыбается). Это хорошие слова. А нецензурных от него я не слышал.

 

Поселюсь рядом с базой, чтобы не опаздывать

— Питерцу в большой Москве жить комфортнее, чем в маленьких городах?
— Пока даже не знаю. Я ведь в Москве еще слабо ориентируюсь. Но со мной здесь будет любимая девушка. Надеюсь, все у нас в столице будет хорошо.

— Жить в каких краях планируете?
— Первое время — на базе. Надо адаптироваться в команде, поэтому распыляться на разъезды нежелательно. А когда город изучу, найдем жилье. Где-нибудь поближе к Новогорску.

— Московское автомобильное движение настораживает?
— Машину буду водить сам. Но потому и собираюсь поселиться поближе к базе, чтобы не дай бог на тренировку не опоздать.

— О сборной мысли проскакивали?
— Рано об этом думать. Конечно, стоит задача обратить на себя внимание тренеров сборной. Все зависит от меня. Но пока мне надо проявить себя в «Динамо».

— Новые партнеры уже сказали, какой московский клуб для бело-голубых самый принципиальный?
— Специально эту тему не поднимали. Я ведь в команде всего четыре дня, за это время все узнать невозможно. Но знаю, что «Спартак». (Смеется.)

— У вас и до перехода в «Динамо» красно-белые тоже исключительные эмоции вызывали?
— Я стараюсь заранее энергию не растрачивать, на всех соперников настраиваюсь одинаково. Хотя… Все-таки время в «молодежке» «Зенита» в какой-то степени восприятие ЦСКА и «Спартака» сделало особенным. С ними матчи всегда получались особенно упорными. А во встрече с красно-белыми мы и вовсе оформили золотые медали молодежного первенства. Тогда этот соперник в самом деле был особенным. Но такое отношение в прошлом. Сегодня эмоциональное восприятие изменилось.

— Каким образом?
— Исхожу из того, что в футболе каждая команда может выиграть у каждой. А потому выделять соперников недопустимо. Настрой на всех должен быть одинаково принципиальным. Максимальным.

Динамо-ТВ
FAQ
Яна Щепель
Интернет-магазин
  • ВТБ
  • Марафон
  • Chevrolet