Игорь Лещук — о дебюте в РПЛ, жести в ФНЛ и мечтах о фототуре в Исландию

— На сайте «Динамо» в вашей презентации написано: «Игорь пришёл на просмотр, и уже через 15 минут ему сказали: «Берём!» Красиво.
— Так и было. Мы с отцом пришли на просмотр, там было человек 10, все полевые. Тренер сказал бить в пустые ворота, а меня почему-то отправил отдельно: «Мы к тебе подойдём». Пока ждал, я тоже бил по воротам, и получалось неплохо: сильно, верхом. Тренер заметил, поставил меня на ворота: «Ну, забивайте». Никто не забил. После этого мне сказали: «Завтра ждём на тренировку».

— И вы быстро вытеснили конкурентов в Академии?
— После просмотра Владимир Васильевич Бодров, отец и я пошли в маленькое кафе в манеже. Тренер сразу сказал: «У нас в команде лучший вратарь Москвы. Не рассчитывайте, что будете играть».

— О ком говорил?
— О Тимошкине, он так и не заиграл. Отец тогда ответил: «Ну, лучший и лучший. Мы будем стараться». Через полгода я стал играть почти во всех матчах.

— Никаких конфликтов с Тимошкиным из-за этого не было?
— Нет, обошлось. Мы были в таком возрасте, когда все нормально это воспринимали. Здоровая конкуренция — всегда хорошо. А играть каждый хочет.

— Вы же из Москвы. Получается, не жили в интернате?
— Пока учился в Академии, жил с родителями. Потом попал в дубль и в 15 лет переехал на базу.

— Что это было за время?
— Да столько всего было. В школе 10 и 11 класс мы прошли за один год по ускоренной программе. Весь наш год — 96-й — ходил в одну школу в Химках, и вот там было очень много всякого треша: мальчишеский коллектив, шум, гам, учителя психуют. Мы, конечно, старались себя нормально вести, но… Помню, однажды приехали на сборы на две недели на базу, нам было лет по 13, наверное. Тогда в Академию привезли новеньких из Хабаровска — Максименко остался, а Макаров в «Локо» в итоге попал. Мы хотели их немного разыграть. Перелезли через балконы, зашли к ним в комнату, думали зубной пастой намазать. Ребят кто-то предупредил, и они подготовились. Растопили шоколад, залили в носки и раскидали их на балконе — запарились, в общем, парни. В итоге у нас все ноги в шоколаде, пастой, естественно, мы никого не намазали и просто полезли обратно по комнатам.

— У вас нет красивых мотивационных историй из разряда «увидел, как играет условный Кан, и загорелся»?
— Если честно, я никогда не был фанатиком футбола. Даже сейчас в свободное время им не очень интересуюсь. В жизни мне хватает тренировок, и перегружать себя не хочется. Редко смотрю матчи, хотя теперь активнее слежу за РПЛ — изучаю соперников. Обычно же включаешь, минут 10 сидишь и смотришь, потом отвлекаешься, отойдёшь куда-то — и всё, футбол просто фоном остаётся.

— Тренеры не против такого подхода?
— Нет. Бывает, на следующий день после какой-то игры Евгений Анатольевич Плотников спрашивал: «Видел, как вратарь ошибся?» А я даже не смотрел матч. Первое время так и отвечал, но теперь за завтраком смотрю обзоры, чтоб было о чём говорить. Да и полезно для саморазвития.

— Помните день, когда всем в команде окончательно стало понятно, что «Динамо» вылетает в ФНЛ?
— До последнего была надежда — обыграем «Зенит» и останемся в Премьер-Лиге. Но мы проиграли. Обычно после матча я вместе со всеми уезжаю на автобусе на базу, но тогда написал родителям и попросил меня забрать. Хотелось быстрее уехать домой и ни о чём не думать. Это было ужасно. Огромный удар по клубу и конкретно по каждому из нас. Я понимал, что непосредственного участия в этом вылете не принял, но был в заявке на всех матчах. Я — часть «Динамо» и тоже вписан в эту историю.

— Кто тяжелее остальных переживал этот период?
— Тогда больше половины команды сменилось. Не знаю, насколько сильно переживали те, кто ушёл. Но кто остался, были максимально настроены скорее начать сезон, выиграть ФНЛ и вернуться в Премьер-Лигу.

— Все бесконечно шутят на тему лучшей лиги мира. Согласны, что ФНЛ — это жесть?
— Нет. Это тоже футбол. Искусственные поля? Они и в РПЛ есть. В Оренбурге, например.

— То есть ФНЛ — не страшно?
— Для нас нет, но иностранцы, наверное, по-другому думают. Для меня мыться в Тамбове под ледяной водой — не круто, но я к этому готов, ехать в очень старом скрипящем автобусе с рюшечками на окнах — тоже. Я знаю, что это Россия, в нашей стране много огромных городов, и там не так, как в Москве или Питере. Даже в РПЛ. Хорошо, что сейчас новые стадионы и практически везде хорошие условия. Хотя в том же Оренбурге арена маленькая, раздевалки тесные: все друг друга толкают, бьют локтями — не очень удобно.

— Как-то Гилерме рассказывал, что в Оренбурге в раздевалке им отключали свет.
— Возможно, когда мы в Тамбове мылись под холодной водой, у хозяев была горячая, ха-ха! Мы тогда выиграли, думали: «Сейчас быстренько в душ — и полетели домой». Но под ледяную воду сразу не зайдёшь. Я голову подставил, как-то помыл, но полностью зайти так и не смог.

— Ситуация: ты в РПЛ, уже пару сезонов сидишь на лавке, и вдруг надо выходить на поле. Что за эмоции?
— Шунин уже выработал во мне иммунитет к эмоциям в таких ситуациях (смеётся). В прошлом сезоне и в этом было несколько моментов: серьёзный стык, мне говорят: «Иди разминайся!», я разминаюсь, но через пять минут снова сажусь на лавку. В игре с «Зенитом» видел, что он держится за заднюю поверхность бедра. Тренеры сказать ничего не успели, я сам попросил манишку и побежал разминаться. Но был уверен, что Антон продолжит играть.

— Родители были на стадионе?
— Только жена. Сказала, что было лучше смотреть футбол, когда я не играл. Она видела минут 10 и ушла. Позвонила маме: «Я сейчас приеду домой». Та её отговорила.

— После матча «Динамо» — «Зенит» фанаты критиковали почти всю команду. Кроме вас.
— Раньше ко мне по-другому относились.

— Не любили?
— Говорили, что Лещук за «Спартак» болеет.

— Вы болели за «Спартак»?
— Конечно, нет. Отец и дядя раньше болели, но сейчас — нет. Я же в «Динамо», и было бы странно, если бы моя семья переживала за прямых конкурентов. Но когда я был маленьким, они брали меня с собой на матчи «Спартака». Причём на футбольные раза два всего, больше на хоккей. Отец одно время занимался значками. Рядом с Сокольниками был магазин: он продавал там свои и покупал новые. А после мы шли на хоккей. Я почти всю жизнь в «Динамо», это моя команда. Да, в детстве ходил на другой стадион, но не сам же это решал. Что я мог понимать в 10 лет? Но когда был в дубле, мне писали: «Ты мясной, играть в «Динамо» не должен. У нас есть Антон».

— Когда всё изменилось?
— Года два или три назад. В группе болельщиков «Динамо» в ВК я написал нескольким фанатам, хотел рассказать, как всё было на самом деле. И меня поняли. Тогда всё и прекратилось. Есть игроки, которых будут любить, даже если у них временно не будет получаться. В «Динамо» это, например, Панченко. Но Кирилл заслужил эту любовь, помним, что он сделал для команды в ФНЛ. Или Игорь Акинфеев — не важно, как он сыграет, фанаты ЦСКА всё равно станут его поддерживать, он любимчик, символ. Имя нужно заслужить, я это понимаю. Буду стараться играть хорошо.

— Хоть раз вы были близки к переходу в другой клуб?
— По иронии — в «Спартак», когда играл в дубле. Хотя сказать «близок к переходу» — сильно. Ринат Дасаев был кумиром моего отца. И однажды после игры Дасаев подошёл к нему: «Я хочу, чтобы Игорь был в моей команде». Отец рассказывал, что сутки ходил туда-сюда, думал. Спросил моё мнение. Я хотел быть с «Динамо». Поэтому даже не размышлял — сразу отказался.

— Некоторые тренеры и бывшие футболисты говорят, что вратарь должен кричать на партнёров. Вы какой в игре?
— Когда был в Академии, мог так накричать на защитников, но в дубле после одного эпизода этого стало меньше. Я отразил пенальти, на добивании соперник специально локтем зарядил мне по лицу. Встаю, толкаю его, и тот картинно валится.

— Симулировал?
— Конечно. Наши набежали, началась куча мала. В итоге красная у меня и у нашего защитника, а у соперника — только жёлтая. Тот матч мы проиграли, и, получается, из-за меня. После я стал гораздо спокойнее, больше концентрируюсь на своей игре.

— Кто из партнёров за всё время в «Динамо» вас особенно впечатлил?
— Бюттнер, когда только пришёл. На тренировках так меня раскачивал, в любом выходе один на один обыгрывал, я ничего не мог с ним поделать. Но потом либо он сбавил к себе требования, либо я привык, но стало легче. Ещё назову Игоря Денисова — очень работоспособный человек. На любой тренировке он на максимуме.

— Всегда серьёзный?
— Ну, я редко видел, как он улыбается. Если кто-то позволял себе где-то недобежать, он пихал так, что молодым поначалу было страшно. Но по делу всё говорил. Считаю, что в каждой команде должен быть такой человек. Ему важно было постоянно выигрывать, даже в двусторонках. Недавно я разговаривал с Раушем, Нойштедтером и Филиппом. Спросил, чем тренировки в России отличаются от тренировок в Германии. Филипп сказал, что тут даже в квадрат играют очень серьёзно. У них не так.

— Он в команде держится с Нойштедтером и Раушем?
— Да, играли же в одном чемпионате, есть что обсудить. Плюс — язык. Недавно Рауш что-то пошутил на немецком, и Нойштедтер с Филиппом чуть не умерли со смеху. «Кость, а ты, оказывается, умеешь так шутить!» А он: «Я вообще-то очень весёлый человек. Просто на немецком шутить у меня лучше получается».

— Вы увлекаетесь фотографией. Много времени этому отдаёте?
— Сейчас поменьше. Изначально больше нравилось снимать природу, но передать картинку в полной мере на фото очень сложно. С людьми проще. Жена — главная моя модель.

— Удобно. А дети?
— С девочками пока тяжело. Если кто-то чужой фотографирует, то сидят смирно, а если я — не слушаются. Обычно я снимаю, пока их печеньками отвлекают. Только так.

— Но фото — просто моё хобби. Если сравнивать с футболом, то в этом деле я где-то на уровне Академии. Я бы хотел пойти на курсы, есть несколько классных фотографов, которые проводят специальные фототуры в Японии, Исландии. Но все они совпадают с чемпионатом, так что — не вариант. Надеюсь, в отпуске как-нибудь получится. У меня два объектива. Советовался с клубными фотографами, прежде чем их купить. Но потом понял, что для хорошего кадра не нужно крутого оборудования. Можно здорово и на телефон фоткать, главное свет выставить правильно. Единственное — фотоаппарат позволяет делать хорошее разрешение. Это особенно актуально, если собираешься организовать выставку.

— Вы не думали про неё?
— Как-то была такая идея. Хотел делать снимки на одну тематику. Но теперь начал играть и мыслей на этот счёт меньше. Сейчас момент очень ответственный, нужно думать только о футболе.

Источник: Матч ТВ

Hotline
Русская Платина
Интернет-магазин
  • ВТБ
  • Марафон
  • Chevrolet