Дмитрий Хохлов: Если мы будем показывать зрелищный футбол, уверен, арена будет заполняться

Главный тренер московского «Динамо» подвёл итоги сезона прошедшего и немного заглянул в сезон грядущий. В нём у «бело-голубых» будет новым практически всё: от руководства до стадиона. Перемены в клубе — главная тема этого разговора.

— Довольны итогами сезона?
— Естественно, нет. Не на той позиции мы его закончили, чтобы быть довольным. Сезон получился сложным. Считаю, по игре заслуживали большего: недобрали много своих очков, растеряли их сами. Повторюсь, итоговое место нас не устраивает.

— А позитив — что бы вы отметили?
— В команде не было равнодушных, бились в каждой игре. Ребята очень переживали за результат, все выкладывались по полной… Не могу вспомнить ни одного матча, когда мы выходили на поле и играли спустя рукава. Да, могли уступить сопернику, но равнодушия не было.

— Сейчас в клубе сменилось руководство, у многих игроков истекают контракты. Насколько изменится «Динамо» к старту следующего сезона?
— Сейчас об этом рано говорить. Во-первых, это конфиденциальная информация. Во-вторых, на место ушедших придут новички. Их позиции пока назвать не могу. Конкретные цели на следующий сезон с новым руководством мы пока не обсуждали. Однако уже было озвучено, что команда должна поступательно двигаться вперёд, бороться за место в Лиге Европы, а по возможности — забираться и выше.

— Ваша идеальная игра в следующем сезоне, какой она должна быть?
— Хотелось бы, чтобы мы играли от себя, с позиции силы. Мы все видим, в каком стиле играют в Европе — это быстрый комбинационный футбол с элементами высокого прессинга. Если поставим такую игру, то и болельщик с удовольствием пойдёт на новый стадион. 

— Какие, кстати, у вас впечатления от него?
— Мы долго ждали его открытия — наконец, провели на нём игру! Мои впечатления? Отличная арена! Современная, со всей необходимой инфраструктурой. Начинается новый этап в жизни «Динамо», будем вместе с болельщиками творить новую историю клуба. Надеюсь, стадион на долгие-долгие годы станет домом для всех динамовцев. Если будем показывать здесь зрелищный футбол, уверен, он будет заполняться. 

— Известно, что у вас хорошие отношения с фанатами. Часто общаетесь с ними после игр в неформальной обстановке?
— Не часто, но бывает. Иногда даже не договариваемся специально о встрече, а просто случайно где-то пересекаемся и разговариваем. 

— Прислушиваетесь к их мнению?
— У нас есть диалог, но мы никогда не обсуждаем с ними состав или каких-то отдельных игроков. Естественно, они могут высказать своё мнение, но решение всегда принимает тренерский штаб.

— Как относитесь к их акциям?
— Это неотъемлемая часть футбола, поэтому с уважением. Не скрою, некоторые акции мне не до конца понятны. Однако каждый человек имеет право выражать свои эмоции в том виде, в каком ему хочется.

— В 2014-м и 2015-м годах вы с молодёжкой «Динамо» брали золото. Сейчас этим парням по 23–25 лет, куда они делись?
— Кто-то играет на хорошем уровне, кто-то спустился на уровень ниже. Некоторые вообще с футболом закончили. Был этап становления, не все его прошли.

— Такой отсев — это нормально? Или у нас в России есть проблемы с переходом из молодёжного во взрослый футбол?
— Я их не вижу, потому что в Европе всё то же самое. Далеко не все игроки, которые добиваются результата в 16–18 лет, попадают во взрослый футбол. Какой-то процент отсеивается, какой-то — идёт дальше.

— Кто вас больше всего впечатлял в том составе?
— Те ребята, которые сейчас играют в РПЛ. А вообще — многие… Я просто фамилии не хочу называть. Команда действительно была хорошая, дружная. От кого-то, честно, ждали большего, но они не раскрылись в полной мере. 

— Вы взяли два золота кряду только за счёт классных футболистов или был какой-то секрет?
— За счёт одних только классных футболистов нельзя выиграть чемпионат. Это важный, но не единственный фактор. Была хорошо поставленная игра — то, к чему нам сейчас нужно стремиться. Тогда мы играли исключительно от себя, красиво, в комбинационный футбол, много забивали и постоянно прогрессировали в плане командных взаимодействий.

— С кем легче работать: с восемнадцатилетними пацанами или с тридцатилетними дядьками?
— По-разному, смотря в чём. Из восемнадцатилетних проще что-то «лепить», с тридцатилетними так не получится. В этом возрасте игрока уже трудно переделать — он привык к определённой манере игры, на любое изменение уходит очень много времени. При этом не всегда в итоге достигаешь того результата, которого ждёшь. По дисциплине проблем не было ни с теми, ни с другими. У нас в команде есть жёсткие правила: если игрок не будет придерживаться их, то… его в ней просто не будет.

— Бытует мнение, что лучшая дисциплина в «Динамо» была в тот период, когда за клуб выступали Дмитрий Хохлов и Андрей Воронин. Дескать, вы были эдакими «дядьками», которые держали команду в ежовых рукавицах. Так и было?
— Считаю, что ветераны вправе учить молодёжь, вправе подсказывать, а когда нужно — повышать тон. Не могу сказать, что это какая-то специфика того периода — так было всегда. 

— В вашей карьере было много великих тренеров — это и Джон Тошак, и Бобби Робсон, и Юрий Сёмин. Кто из них дал вам больше как игроку?
— Кого-то одного не могу выделить, потому что у каждого из них я что-то почерпнул. 

— Можете рассказать о каких-то моментах, которые вам особенно запомнились?
— В плане психологии мне больше всех нравился Бобби Робсон. Он очень хорошо «держал» раздевалку. Причём его методы — это не какие-то ежовые рукавицы. Он умел расположить игроков, повернуть их к себе лицом. И всё — через общение. Бобби был большим авторитетом, пользовался колоссальным уважением в команде.

— Наверное, самый неприятный момент в вашей карьере — это расставание с ПСВ. Научила ли вас чему-нибудь та история?
— Научила откровенности. Какими бы сложными ни были наши отношения с Геретсом (главный тренером ПСВ в 1999 году. — прим. ред.), в той ситуации мне понравилось его поведение. Он честно и открыто сказал, что не видит меня в команде. Кстати, это один из тех самых «тренерских моментов», который я действительно перенял — и которым сам сейчас иногда пользуюсь. 

Геретс тогда хотел убрать меня из-за личных качеств. Он боялся, что игрок, с которым у него не сложились отношения, может испортить микроклимат в команде. Я поступаю точно так же! Если вижу, что игрок портит микроклимат или атмосферу в раздевалке, первым делом задаю себе вопрос: а стоит ли он того, чтобы оставлять его в команде? 

Ну а у Геретса вопросы были не только ко мне, а ко всем ребятам из бывшего соцлагеря. В ПСВ тогда семь человек общались на русском языке (кроме Хохлова, это россияне Никифоров и Темрюков, грузин Гахокидзе, литовец Скерла, поляк Томек, словак Демо. — прим. ред.), их он и не хотел видеть в команде. 

— За свою карьеру вы успели поиграть за все московские клубы, кроме «Спартака». Какие матчи для вас являются принципиальными?
— В качестве игрока такими всегда считал московские дерби. Собственно, сейчас ничего не изменилось. Естественно, на «Зенит» ещё настраиваешься по-особому. А вообще… Я от игроков хочу добиться того, чтобы они не делили матчи на важные и не очень. Для нас все игры должны быть важными, потому что за каждую победу даётся три очка. Иногда для мотивации футболистов использую высказывания в прессе. Впрочем, так, мне кажется, делают практически все.

Для справки

ВТБ с 2009 года — генеральный спонсор ФК «Динамо» Москва. Частью этого сотрудничества является участие Банка в крупнейшем инвестиционном проекте «ВТБ Арена парк». В рамках этого проекта прошла коренная перестройка Центрального стадиона «Динамо», домашней арены легендарного футбольного клуба, 11 раз выигрывавшего чемпионат страны.

Источник: vtbrussia.ru

Динамо-ТВ
Махмудхонов Бобурмирзо
Интернет-магазин
  • ВТБ
  • Марафон
  • Chevrolet